комментарии 6 в закладки

Где свои фигуристы, лыжники, сноубордисты и что делать с трамплином? Вопросы к Татарстану после Олимпиады

Игры стали самыми успешными для республики, но это не отменяет ряд проблем.

Три недели весь мир наблюдал за Олимпиадой в Пекине, и накануне она завершилась. Зимние Игры стали рекордными как для России, так и для Татарстана по общему количеству медалей: 32 — у страны, пять — у республики.

Успехи должны не только подчеркнуть достижения отдельных спортсменов, но и поставить на обсуждение проблемы, с которыми сталкивались зимние виды спорта в регионе. Некоторые из них разобрал «БИЗНЕС Online».

Евгения Тарасова и Владимир Морозов / фото: Li Yibo, XinHua, globallookpress.com

ИСТОРИЧЕСКИЙ РЕЗУЛЬТАТ

Пять медалей — четыре «серебра» и одну «бронзу» — привезли спортсмены от Татарстана с завершившейся Олимпиады в Пекине. Это лучший результат для республики на зимних Играх. Прежнее достижение было установлено в Пхёнчхане-2018: тогда спортсмены республики выиграли четыре награды. Отличился зеленодольский лыжник Андрей Ларьков, который выиграл «серебро» и «бронзу», лыжница-«легионер» Анна Нечаевская, которая взяла «бронзу», а также фигуристка родом из Казани Евгения Тарасова, которая привезла домой «серебро» командного турнира.

До Пекина из перечисленных спортсменов добралась только Тарасова: она реабилитировалась за неудачу в турнире пар Пхёнчхана (там она в паре с Владимиром Морозовым стала только четвертой) и взяла «серебро» в предпоследний день Олимпиады. А уже в последний день еще две серебряные награды получили хоккеисты, проиграв в финале Финляндии. Медали уже скоро привезут в Казань Дмитрий Воронков и Тимур Билялов. Накануне приземлился с серебряной медалью прыгун Данил Садреев. Наконец «бронзу» для Татарстана выиграл Вик Уайлд. Да, американский сноубордист с российским паспортом все это время входил в сборную республики. Этот результат тоже в некоторой степени сенсация, ведь Уайлд всего несколько месяцев назад был на грани завершения карьеры.


«Мы посеяли семена во время Универсиады. Теперь они дают свои плоды», — цитата одного из спортивных руководителей республики. Министерство спорта РТ уже готовится к приятным хлопотам по встрече своих медалистов и обсуждению с мэрией и правительством бонусов для них. Премии, напомним, у Татарстана установлены на уровне федеральных — на такой шаг в республике пошли, когда отказались от практики параллельного зачета. Если ты выступаешь за РТ, то больше не выступаешь ни за кого. «Золото» оценивается в 4 млн рублей, «серебро» — в 2,5 млн, «бронза» — в 1,7 миллиона.

Менее приятные заботы ожидают министерство уже после Олимпиады, ведь нужно будет определиться с планами работы на следующий олимпийский цикл, встречаться с федерациями, задавать им неудобные вопросы. Как раз на них мы сконцентрируемся, подводя итоги Олимпиады-2022 для республики.

Данил Садреев / фото: Koji Aoki, AFLO, globallookpress.com

ПРЫЖКИ С ТРАМПЛИНА: БЛЕСК И НИЩЕТА ТАТАРСТАНСКОГО СПОРТА

Главной сенсацией Игр стало выступление прыгуна с трамплина Садреева. Сам факт, что в 18 лет он попал на Олимпиаду, уже был победой для Данила, все-таки в этом спорте многое зависит от оценок судей, а репутацию в их глазах надо завоевывать много-много лет. Но для пробивного и амбициозного Садреева одного участия в Играх было мало. Заняв самые высокие места в прыжках со среднего и высокого трамплинов, он доказал, что достоин считаться сильнейшим спортсменом сборной прямо сейчас. И, самое главное, он помог России выиграть первые олимпийские медали за 54 года в этом виде спорта. Сборная в микст-прыжках завоевала «серебро».

Пока Садреев блистал в Пекине, в его родном Лениногорске грустил дряхлый исполин — 70-метровый трамплин. Когда Данил только начинал тренировки, он еще мог скатываться с него, а сейчас на огромное сооружение, оставшееся от СССР, даже просто забираться опасно. Трамплин не принимает гостей последние 5–7 лет. Гигант сейчас находится на балансе районной школы Лениногорска. Как нетрудно догадаться, маленький и скромный город на юго-востоке Татарстана не в состоянии выделять сотни миллионов рублей на реконструкцию трамплина. В городе и других насущных проблем хватает. Только в этом году удалось перезапустить строительство Ледового дворца за счет нефтяников и кое-как подлатать старый спорткомплекс, который тоже вот-вот может стать аварийным…

О проблеме знают не один и не два года, однако все это время она не обсуждалась и не находила решения. Горькая правда: с годами без ремонта трамплин стал настолько плох, что его по-хорошему надо снести и построить новый. А по расчетам, сделанным еще в 2016-м, цена вопроса в таком случае — 800 млн рублей. Сейчас с учетом того, как сильно подскочили цены на стройматериалы, сумма выросла по меньшей мере до миллиарда. Если выделить такие деньги Лениногорску, что тогда скажут другие районы республики? Хочется ли самому Лениногорску тратить миллиард на трамплин, а не на больницы, школы, общественный транспорт или дороги? Стоит ли вкладывать такую сумму ради 20–30 прыгунов, когда на те же деньги можно построить 10 бассейнов или футбольных манежей? Это вопросы без ответа.

Пока прыгун из Лениногорска зажигает в Пекине, в его родном городе проблемы: трамплин еле стоит, дети в дырявых костюмах

Трамплины в Лениногорске / фото: Алексей Савин, БИЗНЕС Online

Здесь можно отметить размах канувшей эпохи: в 70-х в небольшом городе построили не один, а сразу три (еще на 40 и 50 м) трамплина. Однако за 50 с лишним лет грандиозные сооружения ремонтировали лишь раз: в 2007 году «Татнефть» выделила 10 млн рублей. Благодаря этому маленький и средний трамплины дожили до сегодняшних дней и могут принимать подрастающих спортсменов. А большой, видимо, ждет того момента, когда все-таки обвалится под грузом долгих лет простаивания и, не дай бог, пришибет кого-нибудь своими обломками.

В этом плане медаль Садреева создала чиновникам проблемы. Из-за нее вопрос на какое-то время выйдет на обсуждение на самом высоком уровне. Уже начались работы по оценке текущего состояния 70-метрового трамплина и прикидке стоимости его ремонта. Если же в республике все-таки сойдутся на том, что монструозное сооружение легче снести, нужно учитывать статус объекта для города. Гигант хотя и гниет, но стал настоящей достопримечательностью города, его нельзя незаметно уничтожить. Сразу же возникнет вопрос: трамплин вы у нас забрали, а что же дадите взамен? Вместо него нужно как минимум предоставить хорошие условия юным спортсменам в Лениногорске, тем, кто сейчас идет по стопам Садреева. А дети занимаются в дырявых костюмах, кто-то до сих пор катается на лыжах Николая Петрушина, который пользовался ими на Олимпиаде 1998 года в Нагано… К тому же те счастливчики, кто пробивается на уровень сборной Татарстана, получают просто смешные стипендии в 4 тыс. рублей. Мама Данила Людмила Юнусова даже заявила, что сейчас не отдала бы своих младших детей в прыжки, хотя ими в семье занимается не только Данил, но и его старший брат Марс.

Данил в аэропорту Казани со своим братом Марсом (тоже прыгунов) / фото: пресс-служба министерства спорта РТ

СНОУБОРД: ИДЁМ ДАЛЬШЕ С ЛЕГИОНЕРАМИ?

Прямо скажем, что Татарстан не лучшее место для культивирования сноуборда. Да, в республике есть несколько «горнолыжек»: Свияжск, Кукмор и Альметьевск, но похвастаться своими воспитанниками они не могут. Потому «сборники» по сноуборду были для Татарстана успехом, но только селекционным. В 2016 году республика заманила (или, наоборот, ее попросили взять на содержание?) к себе Милену Быкову (Уфа) и Влада Хадарина (Новосибирск) — одних из самых перспективных сноубордистов страны. В дальнейшем они этот статус неоднократно подтверждали. Быкова, к примеру, стала чемпионкой мира среди юниоров. А в 2019-м в сборной Татарстана неожиданно оказался герой Сочи-2014 и обрусевший американец Уайлд. По какой-то причине Красноярск отказался платить ему зарплату, и уважаемые люди обратились в РТ за помощью. «Чего же пропадать добру?» — подумали в республике и запустили процесс оформления Уайлда. Все это время он получал 2 млн рублей в год (130 тыс. в месяц) — мелкая сумма по меркам большого спорта, хотя тому же Лениногорску на оснащение детской школы могло бы хватить…

В конечном счете именно Уайлд порадовал своих фанатов, причем сделал это самым первым среди спортсменов от республики. Его «бронза» в параллельном слаломе стала лебединой песнью для чемпиона: сразу после финиша он объявил о завершении карьеры, которое ожидалось ранее. Остальные же разочаровали. Хадарин даже близко не подобрался к пьедесталу сразу в двух дисциплинах. Быкова же получила дисквалификацию, только включившись в борьбу. Она сбила флажок в параллельном слаломе, шокировав всех. «Нервы», — объясняли провал Быковой. Важно отметить, что без медалей заканчивается уже вторая Олимпиада для Хадарина и Быковой — они выступали в Пхёнчхане-2018 и вот уже какой год сидят на обеспечении в Татарстане. Много ли людей в Казани узнают скромных спортсменов, которые вдруг пройдут мимо? Да и бывают ли «татарстанские» спортсмены в республике, большой вопрос, зато цифры в медальной статистике по итогам сезона в глаза не смотрят.

Фото: Brian Cassella, ZUMAPRESS.com, globallookpress.com

Где же свои спортсмены в сноуборде? Для ответа на этот вопрос нужно изучить историю спорта в республике. Поворотной точкой стало строительство комплекса «Свияжские холмы», одновременно с ним республика поручила федерацию сноуборда и горнолыжного спорта руководителю ПСО «Казань» Равилю Зиганшину. Надо ли говорить, что Зиганшин этими вопросам не занимался. Когда уже не осталось никаких иллюзий, сноубордисты отделились от федерации Зиганшина. Новую структуру возглавил гендиректор «Канатных дорог» Денис Белов, и, чтобы сноуборд вообще не исчез из республиканской спортивной повестки, он пролоббировал переход Быковой и Хадарина. Лучше так, чем никак, почему-то решили в минспорте республики.

Однако с того момента прошло уже 8 лет. Если мы ставим все деньги на пришлых сноубордистов, жертвуя вопросами детского и массового спорта, тогда и спрос должен быть соответствующим. Прошла одна Олимпиада, другая — где же результат? Возможно, Пекин стал той самой переходной точкой, когда от простых решений нужно переходить к сложным. Думать над поддержкой федерацией, усилением тренерского состава, над тем, чтобы сноубордом занимались не только в одной-единственной школе «Барс». Важная особенность сноуборда — этот вид предполагает большой объем заграничных поездок то на соревнования, то на сборы. Замкнуть весь сезон Татарстан на себе не может элементарно из-за своих природных и рельефных условий. Но пусть лучше по всему миру путешествуют местные сноубордисты, а не идущие с ярмарки американцы.

ФИГУРНОЕ КАТАНИЕ: СЫТЫ ОДНОЙ ТАРАСОВОЙ?

«Серебро» Тарасовой — одна из самых красивых историй этих Игр. Выступая в паре с Морозовым, она тяжелейшим образом пережила Олимпиаду-2018. Тогда они считались лучшей пары страны, но смогли добиться в таком статусе только четвертого места — и даже «серебро» командника не помогло скрыть эту боль. И вот через четыре года Тарасова все-таки смогла забрать свою заслуженную медаль. Она и Морозов выступили лучше даже чемпионов мира и некогда рекордсменов мира Анастасии Мишиной Александра Галлямова. Уступили только китайским чемпионам, которым не могли не дать в родных стенах на пару сотых балла выше, чем Евгении и Владимиру.

Родилась и начала заниматься фигурным катанием Тарасова в Казани, долгое время занималась в республиканской школе, причем как одиночница. Затем уехала в Москву, где и встала в пару к Морозову. Татарстану стоило больших усилий, чтобы отстоять ее как спортсменку республики. Провернуть этот маневр получилось за счет принципа «и вам, и нам»: пока Тарасова представляет Татарстан, Морозов выступает за Москву. Их медалям радуются сразу в двух столицах. Тем не менее вложения в фигуристку стоили своего, ведь уже вторую Олимпиаду подряд она заканчивает с наградами высшей пробы.

На Тарасову и Морозова никто не ставил, а они выиграли «серебро»! Уступили только китайцам, которым помогли домашние стены

Тарасова обнимает Морозова после серебряного проката / фото: Lan Hongguang, XinHua, globallookpress.com

Медали есть, вроде бы все хорошо. Но на самом деле в республиканском фигурном катании целый клубок проблем, который ждет, когда же его кто-нибудь и когда-нибудь развяжет. Не сломать бы только в процессе пальцы… Достаточно посмотреть на воспитанников казанского фигурного катания, которые разбежались кто куда. Глеб Лутфуллин, который считается одним из самых перспективных одиночников на следующий олимпийский цикл, тренируется в Санкт-Петербурге у Алексея МишинаЯсмина Кадырова, которая в паре с Иваном Бальченко может громко заявить о себе перед 2026 годом, ушла сначала в Пермь, затем в тот же Санкт-Петербург. Елизавета Осокина, стоило ей добиться первых успехов, уехала в Москву к Елене Буяновой, выиграла под ее началом первенство России, а теперь вообще пробуется в парном катании. Аделина Галявиева, одна из самых интересных спортсменок в мировых танцах на льду, теперь вообще в сборной Франции. Константин Милюков, который только что выступал в Пекине, представляет Беларусь. Камила Валиева вроде бы в республике считается своей, но формально к спортивному Татарстану никакого отношения не имеет.

Москва, Питер, Пермь, Минск, даже Париж — кому только не готов помочь Татарстан в фигурном катании. А что же остается Казани? Радоваться, что, тренируясь в городе, фигуристам можно получать статус мастера спорта. Такого не было много лет, доводится слышать мнения в тренерской среде. Также Казани остается радоваться, что в городе тренируются несколько перспективных ребят, которых затем неизбежно придется куда-нибудь отдавать. Что же делается для того, чтобы чемпионы задерживались в республике подольше или хотя бы не уходили отсюда окончательно и бесповоротно? Первая проблема в этом спорте, подчеркивают наши эксперты, — комплекс лидерства. В фигурном катании Татарстана нет объединяющей фигуры, нет того, кто усмирял бы различные «башни». Все конфликты на уровне тренер – директор – секретарь не решаются в рамках федерации и остаются подвешенными, пока не взрываются уже на более высоком уровне. Министерству до этих «мелочей» дела нет, слишком много рутины и деталей…

Еще один индикатор полной расслабленности в этом виде — состояние центра фигурного катания. Когда его анонсировали много-много лет назад (кто уже вспомнит, когда это было?), все выглядело прекрасно: куратор — Нина Мозер, федеральная поддержка, возможность тренировать в Казани лучших из лучших. Годы идут, а воз и ныне там. Ходит ли кто-нибудь пробивать кабинеты в минспорте и правительстве? Ведет ли кто-нибудь переговоры с Москвой? Просит ли представителей федерации фигурного катания РФ или известных тренеров приехать в Казань и лишний раз напомнить местным властям о центре фигурного катания? И опять же — в столице РТ мало катков, что ли? Почему вопрос не решается в плоскости инвестиций не в металл и бетон, а в человеческий капитал? При всей популярности фигурного катания в стране Татарстан вряд ли можно назвать одним из центров этого вида спорта, хотя предпосылки есть.

«Камила мешала им на пьедестале!» Как за Валиеву болели первый тренер, подруга и юные фигуристы в Казани

Камила Валиева / фото: Cao Can, XinHua, globallookpress.com

ЛЫЖНЫЕ ГОНКИ И ХОККЕЙ: ЗАТИШЬЕ ПЕРЕД БУРЕЙ?

Переходим от самых проблемных зимних видов к самым, казалось бы, преуспевающим. Если мыслить только рамками Олимпиады, вряд ли соревнованиями в Пекине может быть доволен Ильшат Фардиев и возглавляемая им федерация лыжных гонок РТ. Всего четыре года назад им удалось отправить на Игры сразу двух спортсменов, и оба из них вернулись домой с медалями. Настоящая сенсация, которую, однако, не удалось закрепить в 2022-м. От Татарстана в сборную лыжных гонок удалось отправить только Христину Мацокину, да и то решением тренерского совета. Ларьков и другие претенденты не смогли выполнить необходимые нормативы: говорят, что им помешал коронавирус, которым спортсмены тяжело переболели в начале сезона. Наверняка имели место просчеты со стороны тренерского штаба. В любом случае в Пекин отправилась только Мацокина, которая, несмотря на статус наследницы Елены Вяльбе (обе родились в Магадане) и одной из главных надежд сборной в олимпийском спринте, выступила крайне неважно. Она стала 45-й в квалификации, после чего рухнули все надежды на ее участие в командном спринте. А там бы медаль была гарантирована…

К результату Мацокиной в Татарстане отнеслись без лишних эмоций. Не получилось сейчас — получится потом. Фардиев возглавил федерацию 10 лет назад, но полномасштабной работой по развитию лыжных гонок в республике занялись только в последние лет 5–6. Не последнюю роль в этом сыграли успехи Ларькова — уроженца Зеленодольска. После Пхёнчхана была принята программа по строительству модульных лыжных баз по всей республике. Современные комплексы появились в каждом районе республики. Базой-красавицей обзавелся Заинск. Мегакомплекс получил Мирный, который в дальнейшем должен стать лыжным центром Татарстана. Вся эта инфраструктура должна обрасти кадрами, спортсменами, традициями, а за такой маленький срок сделать подобное трудновато. Уже на следующий олимпийский цикл республиканским лыжникам прогнозируют совершенно другой результат, все условия для этого созданы. К тому же успехи российских лыжников должны привлекать в данный вид спорта все больше адептов как среди взрослых любителей, так и среди детей, а что самое главное — для этого создана вся необходимая материальная база.

Дмитрий Воронков / фото: пресс-служба ФХР

Другое дело — хоккей. «Татнефть» заранее позаботилась о налаживании хоккейной системы и сейчас пожинает плоды своей работы. Каждый уголок республики обзавелся своим Ледовым дворцом, а то и несколькими. Все условия созданы не в одной, а сразу в трех школах, которые входят в структуру Академии хоккея («Ак Барс», «Динамо», «Нефтяник»), а хоккейная вертикаль включает не только клуб КХЛ, но и два в ВХЛ и один в МХЛ. Другим видам спорта остается только жаловаться, что хоккей, как пылесос, «засасывает» всех перспективных мальчишек. Но родители все понимают и выбирают лучшее.

А кто знает, как вся хоккейная система заработает, после того как ее освежили при Дмитрии Квартальнове. Стоило тренеру возглавить «Ак Барс», он сразу дал понять, что готов предоставить шанс любому молодому таланту. Один из них — Воронков — провел Олимпиаду от и до, играя в третьем-четвертом звене. Билялов не вышел ни в одном из матчей, но сам факт, что хоккеист родом из Нижнекамска (таких там двое, есть еще Дамир Шарипзянов) попал в сборную, говорит о его статусе в российском хоккее. Может быть, на следующую Олимпиаду «Ак Барс» сможет отправить своих воспитанников даже при участии в Играх хоккеистов НХЛ?

***

Общий вывод из результатов Олимпиады для республики прозаичен и прост — в спортивной жизни региона не видно какой-либо четкой стратегии. Зачем-то делается ставка на легионеров в тех видах спорта, в которых ни сейчас, ни потом шансов вырастить местного чемпиона нет. Горы высотой с Альпы в Татарстане  вряд ли вырастут. Местные же герои чаще появляются как чудо и лишь обнажают проблемы. Золотая медаль Марты Мартьяновой на Играх в Токио прошлым летом вскрыла разруху в республиканской школе фехтования, на выручку пришлось звать олигарха Алишера Усманова, который вроде как обещал вложить деньги в новый центр. Теперь вот прыгун создал головную боль. В этом смысле «легионеры» просты и понятны, ничего, кроме гонорара, не просят, в Казань приезжают только на раздачу слонов и ненужных дискуссий не создают.

Тем временем местные чемпионы пробиваются либо через асфальт, как Садреев, либо растут в теплицах, которые к минспорту отношения почти не имеют (речь, конечно, о хоккеистах). Какие виды спорта у Татарстана в приоритете? Не формально, согласно внутренним документам, а реально? Олимпиада ответа на этот вопрос не дает.

Артур Валеев
Оценка текста
+
6
-