комментарии 39 в закладки

«Вы реально думаете, что сын может мне указать на игрока?» Честное интервью Квартальнова

Мы поговорили обо всём: поражении от «Авангарда», предательстве легионеров, сыне-агенте и жажде выиграть Кубок.

Дмитрия Квартальнова мы застали в «Татнефть Арене» за пару дней до первого матча «Ак Барса» в регулярном чемпионате. Хотя команда только что выиграла предсезонный Кубок чемпионов, обойдя таких крепких соперников, как СКА, «Металлург» и «Салават Юлаев», Квартальнов не был доволен игрой команды и не мог скрыть своих переживаний. В первую очередь его волновала игра в обороне – с неё он начал разговор с нами, видимо, посчитав, что публика придаёт проблемам большое значение. Хотя, конечно, это было не так – ведь никто не делает серьёзных выводов по предсезонным матчем.

Дмитрий Квартальнов / фото: пресс-служба «Ак Барса»

Однако начало регулярного чемпионата показал, что у «Ак Барса» действительно есть проблемы – и не только в обороне. В первых шести матчах команда потерпела четыре поражения и показала худший старт за время работы Квартальнова в Казани. Главный тренер уже во время нашего разговора чётко давал себе отчёт, что команда обновилась почти наполовину и ей понадобится много времени на «притирку». Вряд ли он предполагал такой старт, но определённый спад точно прогнозировал. Однако Дмитрий Вячеславович воздержался от уместных в таких случаях просьб поддержать команду и в своих оценках команды решил ничего не приукрашивать. Наоборот, согласился ответить на все трудные вопросы – конечно, без удовольствия, но с небывалым для тренеров его уровня терпением.

Например, Квартальнов впервые высказался о критике, которая поступает в его адрес из-за работы его сына Никиты Квартальнова. Завершив карьеру хоккеиста, он стал агентом и дал повод лишний раз проверить, не играют ли в команде отца его клиенты. Сегодня в «Ак Барсе» такой клиент один – Никита Дыняк. Квартальнов отметил, что он даёт высокий результат при своей низкой зарплате, а альтернатив ему в клубной системе нет. Также мы обсудили с тренером провал в прошлом плей-офф звёздных легионеров Найджела Доуса и Стефана да Косты. Оба классно провели регулярный чемпионат, но растворились в матчах Кубка Гагарина. Квартальнов не обрушился с критикой на хоккеистов, но признал, что они должны были показать большую результативность.

Наконец, Квартальнов рассказал о своих отношениях с седьмыми матчами. Он самый побеждающий тренер в истории КХЛ, но каждый раз, когда он оказывается близок к финалу Кубка Гагарина, осечка случалась именно в седьмом матче. Так случилось в ЦСКА, когда он играл в финале Запада со СКА, так случилось в «Ак Барсе», когда в финале Востока казанцы встречались с «Авангардом». Седьмой матч последней серии так засел в памяти Квартальнова, что он пересматривал его во время отпуска. Правда, всего раз.

Фото: пресс-служба «Ак Барса»

«Я НЕ ДОЛЖЕН БЫЛ ЗАЩИЩАТЬ ИГРОКА СВОЕЙ КОМАНДЫ?»

– Дмитрий Вячеславович, сколько раз вы пересматривали седьмой матч с «Авангардом»?

– Один раз на отдыхе. Не могу сказать, что сидел и постоянно пересматривал.

– Как вы объясняете для себя это поражение? Оно было из-за системных ошибок или индивидуальных?

– Ну, давайте, а какие системные ошибки?

– В третьем периоде вы отдали шайбу сопернику, хотя вели в счёте. Это было нетипично для «Ак Барса»...

– Я больше скажу: мы 10 из 16-ти шайб в плей-офф пропустили в третьих периодах. Мы летом много думали над этими моментами. Понимаем, что и сами ошиблись, когда в определенные моменты матча выпускали не тех игроков.

Особенно запомнился момент в седьмом матче, когда «Авангард» забил третий гол. Найджел Доус мог отобрать шайбу, но не сделал этого. Не считаете, что он не должен был так играть?

– Многие совершают ошибки. А если бы Димка Воронков сразу бы забил в следующей атаке? Или если бы Витя Тихонов не скатился так сильно к воротам в овертайме во время победного броска? Значит, кто-то у нас дрогнул или из-за усталости недоработал. Я точно не могу сказать, что мы проиграли системно. Где-то им чуть больше повезло. Они – молодцы.

– А почему дрогнули именно вы, а не они?

– Я понимаю, если бы мы проиграли 0 - 4 «Салавату Юлаеву». Тогда бы без разбора нас можно было бы критиковать и осуждать. Но когда поражение в овертайме седьмой игры, что тут сказать? Вся эта серия – большой опыт для нас.

– Легионеры подставили вас в плей-офф?

– Сейчас что угодно можно говорить. Я не думаю, что они хотели подставить нас. Они просто не смогли показать свой уровень. Нам, конечно, не хватило пару их голов в большинстве.

– Почему они не смогли проявить себя в плей-офф, если хорошо играли весь регулярный чемпионат?

– Потому что противодействие против них нашли, а они не смогли ответить. Просто не смогли. Тут и наша вина, что мы не смогли оперативно поменять наше большинство. Думали, раз в регулярном чемпионате всё проходило, то пройдёт и в плей-офф.

Найджел Доус / фото: пресс-служба «Ак Барса»

– Доус очень много бросал в серии с «Авангардом» и банально не мог попасть в пустые ворота. Точно ли дело в соперниках?

– Бывают необъяснимые вещи и эти промахи – одни из них. Могу только сказать, что он хотел забить.

– Но почему у него не получилось забить? Он оказался слаб психологически?

– Если допустить, что он «поплыл» с таким опытом, тогда что вообще говорить о других? Нам тогда вообще нечего спрашивать с молодых... В седьмой игре игрока уже не обучить. Объяснить ему какие-то нюансы невозможно. Ты либо делаешь, либо – нет.

– Считаете ли вы, что Стефан да Коста подвёл вас в плей-офф? Нам рассказывали, что он боялся играть против «Салавата». После столкновения с Владимиром Жарковым ему могли отомстить.

– Да Коста мне точно не говорил, что боится играть с «Салаватом». У него была травма, и мы без него уверенно прошли «Салават». В серии с «Авангардом» его определённо не хватило. Такие мастера, как да Коста и Доус, обязаны были забить хотя бы пару голов в четырёх домашних матчах с «Авангардом».

– Вы защищали да Косту на пресс-конференциях, а он вёл переговоры с «Автомобилистом» во время плей-офф и перешёл туда по завершению сезона. У вас нет обиды на хоккеиста?

– Что значит обида? Я не должен был защищать игрока своей команды? Всегда есть момент огорчения, что не получилось сыграть у того или иного игрока.

– По итогам сезона вы не видели Доуса и да Косту в составе?

– Мы не планировали с ними сотрудничество. Но это не говорит о том, что они плохие.

– Наоборот, говорит. Они показали, что не соответствуют уровню «Ак Барса».

– Я не могу сказать, что они игроки плохого уровня.

– Игроки высокого уровня приносят результат в плей-офф, а они этого не делают...

– Зерно в ваших словах есть, но не хочется мусолить это. Они хотели, но не получилось. У нас сейчас есть молодые игроки, которые получили опыт в серии с «Авангардом» и в будущем станут не хуже.

Стефан да Коста / фото: пресс-служба «Ак Барса»

«ЗАШЛА БЫ «КОВЫРЯШКА», Я БЫ ВАМ СОВСЕМ ДРУГИЕ ПЕСНИ ПЕЛ»

– В своей карьере вы проиграли все четыре седьмых матчей в плей-офф. Вас беспокоит эта статистика?

– Конечно, она сидит в голове. Но что теперь? Бросать всё и не играть в седьмых матчах? Надо продолжать делать своё дело – честно и правильно. Вот Саня Овечкин десять лет оставался без Кубка Стэнли, но работал и шёл к своей цели. Очень много серий в моей карьере завершились со счётом 4 - 0. Но этого люди не запоминают. Помнят только седьмые матчи.

– Есть мнение, что в седьмых матчах вы сильно эмоционируете и это передается игрокам. От этого и поражения.

– Если вы внимательно посмотрите, в этот плей-офф я был намного спокойнее, чем в регулярном чемпионате. Я практически не показывал эмоций. Мы с тренерским штабом стараемся вести себя очень правильно и спокойно. Знаете, трудно выходить на эмоции, когда даже президент республики говорит мне: «Дима, поспокойнее». У нас был разговор в прошлом сезоне. Рустам Нургалиевич посоветовал мне вспоминать себя каждый раз, когда я хочу разозлиться.

– С вами летом продлили контракт по схеме 1+1. Внутреннее опасение было, что вас могут не оставить в команде?

– Я переживал и по этим моментам, и по другим. Но я уже не в том возрасте, чтобы слишком долго думать и переживать. Я прекрасно понимаю, в какой команде нахожусь и какие ожидания от «Ак Барса». Да, мы проиграли в минувшем сезоне, но нам не стыдно за нашу игру – мы нигде не провалились. После 0 - 2 в серии с «Авангардом» команда отреагировала и вернулась в серию.

Руки не опускаются после таких поражений?

– Если опускаются, тогда надо заканчивать с хоккеем. Конечно, можно немного погрустить. Но затем надо сделать выводы и пойти вперёд.

– Что вас мотивирует продолжить работу? Желание выиграть Кубок?

 – Конечно, Кубок. Также мотивирует отдавать всего себя чувство доверия. Это не только ты и команда – но и спонсор, республика, каждый из которых поверил в тебя. Далеко не в каждой команде есть такое внимание. Это даёт чувство ответственности.

 – Чувствуете, что новый сезон определяющий в вашей карьере? Вы уже третий год в Казани и теперь все ждут от вас Кубка Гагарина без всяких отговорок.

– Я каждый год хочу выиграть Кубок Гагарина. Чем этот сезон отличается от остальных? Всегда хочется побеждать. Всегда! Зашла бы у нас такая «ковыряшка», как у Покки (Вилле, хоккеиста «Авангарда» – ред.) в третьем периоде седьмого матча, и я бы сейчас вам совсем другие песни пел. Не хватило нам элемента везения. Я вот недавно читал книгу Гвардиолы. Какая команда собирается каждый год в «Манчестер Сити», а выиграть Лигу чемпионов у них не получается! Он пишет, что очень много нюансов должны сойтись, чтобы победить. Всё должно правильно сойтись и обязательно должна быть удача. Без всего этого невозможно победить.

«ПОЛУЧАЛ БЫ ДЫНЯК 20 МЛН – МЕНЯ НАДО БЫЛО СРАВНЯТЬ С ЗЕМЛЁЙ»

– Удалось ли вам этим летом отдохнуть после сезона?

– Отпуск не удалось полноценно провести из-за операции на спине. Хотел побольше погулять, походить, поплавать, но пришлось восстанавливаться. К счастью, всё прошло хорошо.

– Как вы в целом отключаетесь от хоккея?

– Люблю гулять по природе. Берёшь проводника, идёшь, попьёшь в родничке водичку, осмотришь все красоты – очень здорово. Это не только отдых, но и серьёзная нагрузка. Попробуйте походить шесть часов по горам: 50 минут идёшь, 10 - отдыхаешь. На следующий день уже вообще никакой…

– Почему вас тянет к такому отдыху? Можно же полежать на пляже...

– Хочется движения. Видимо, это осталось после игровой карьеры. Иногда бывает, что просидел день в четырёх стенах – уже не по себе. Надо выйти, заставить себя подвигаться, чтобы кровушка циркулировала быстрее. В Казани люблю ходить по набережной.

– Вы ощущаете себя казанцем?

– Конечно, я здесь играл, сейчас работаю тренером. Вся семья у меня тоже обосновалась в Казани. Здесь шикарно и комфортно. Как я уже говорил, в клубе чувствуется забота со стороны спонсора, руководства республики.

– Нам известно, что вы следите за публикациями об «Ак Барсе» в СМИ. Что вам это дает?

– В основном вы пишете и Шевченко. Понятно, что к «Ак Барсу» пристальное внимание, но это палка о двух концах.

– Журналисты часто вспоминают, что ваш сын Никита – агент. Это создаёт конфликт интересов между вами и клубом. Как вы реагируете на эту критику?

– Было бы у нас в команде три-четыре-пять хоккеистов Никиты – я бы понял критику. А тут один (Никита Дыняк – ред.)! Хороший пацан, заводной, борется, не пугается. И знаете, какая у него зарплата? Получал бы он 20 миллионов – меня надо было бы сравнять с землёй. А он ничего нам не стоит, да и не играет ключевой роли. Плюс у него двусторонний контракт – можно отправлять его в фарм-клуб. К слову, каждый раз, когда он оказывается в «Барсе», Душкин (главный тренер – ред.) выделяет именно Дыню в числе самых сильных игроков.

Никита Дыняк / фото: пресс-служба «Ак Барса»

 – В клубной системе нет игроков сильнее Дыняка?

– А кто? Назовите?

– Емец, который стал игроком «Северстали». Марушев, который поехал в Америку...

– Это игроки другого плана. Они не могут выполнять функционал Дыняка – не из-за того, что они какие-то плохие, просто у них другой стиль. Дыняку чего не хватает-то? Ему бы забить – и всё. Моменты даже есть, но всё никак не получается. Дай Бог, чтобы пошло.

– Ваш сын может подойти к вам и попросить взять определённого игрока в состав?

– Смешно же! Вы реально думаете, что тренеру можно сказать такое? Он делает своё дело, я – своё. Если начать заниматься такой ерундой, ничего не получится. Как только ты начнёшь обманывать хоккей – заниматься семейными моментами, подгадывать соперника, ещё что-то – тебе сразу вернётся так, что мама не горюй! То, что вы сказали, для меня неприемлемо. Можете спросить у любого.

Я вам расскажу одну историю. Она не из времён моей работы в «Ак Барсе». Как-то я пришёл домой и сообщил жене, что клуб будет отказываться от одного игрока. Она огорчилась, потому что была в очень хороших отношениях с его семьёй, и сказала мне: «Может, не стоит?» Тогда я ответил: «Если мы не откажется от него сегодня, завтра откажутся от всех нас».

А если возвращаться к сыну, мы говорили о его работе впервые за долгое время во время недавнего матча с «Нефтехимиком». Одному пацану 2002 года кто-то из нашей команды разбил гортань – пришлось делать операцию. Никита сказал: «Папа, вообще-то этой мой клиент». Я ему ответил: «Что я могу поделать?»

«В УХОДЕ ЯРУЛЛИНА ВИНОВАТА ВСЯ ОРГАНИЗАЦИЯ»

– Одна из самых громких новостей лета – уход Рафика Якубова с поста генерального менеджера «Ак Барса». Насколько для вас это было неожиданным?

– Я с Рафиком Хабибулловичем в шикарных отношениях. Мы отлично работали вместе, вообще именно он поспособствовал моему приходу в «Ак Барс». Решение было за руководством.

– Процесс передачи дел от Якубова к Марату Валиуллину прошёл безболезненно?

– Мы все – профессионалы и, в принципе, никаких проблем я не вижу. Марат – человек из хоккея, который работал и раньше в нашем клубе. В этом году у нас немного поменялась селекция: если в прошлом году мы набрали звездных игроков, то сейчас пошли по другому пути.

– Летом из команды ушёл лидер обороны – Альберт Яруллин. Как считаете, клубу можно было предпринять что-то дополнительно, чтобы его удержать?

– Альберт принял нестандартное решение – ушёл из клуба, где вырос и долгое время играл. Возможно, иногда в жизни нужно делать что-то подобное. Но говорить, что он ушёл в «Трактор» из-за того, что не договорился с «Ак Барсом», нельзя. Конечно, Альберт годом ранее просил многолетний контракт. Возможно, его желание стоило удовлетворить. Но какой смысл об этом рассуждать сейчас? Задним числом можно придумать много решений, но все они нужны были раньше.

Альберт Яруллин / фото: пресс-служба «Трактора»

– Вы лично рассчитывали на Яруллина в этом сезоне?

– Конечно. Он – местный защитник с большим опытом игры в плей-офф, к тому же, праворукий. Можно было предвидеть, что он покинет команду, но об этом не думали. Когда он подписался с «Трактором», Альберт позвонил мне и сказал, что уходит. Мы пожелали друг другу удачи.

– Искать виноватых в этой ситуации смысла нет?

– В том, что он ушёл, виновата вся организация. Мы хотели его оставить – это факт. Но он принял решение перейти в другую команду – значит, это о чём-то говорит. Выходит, мы не предвидели всевозможных моментов. Наверное, нужно было продлить с ним длительный контракт, когда была возможность.

– Стивена Кэмпфера, который перешёл в «Ак Барс» после долгой карьеры в НХЛ, можно назвать полноценной заменой Яруллину?

– Нельзя их сравнивать, потому что мы хотели оставить Альберта и взять к нему в пару Стивена. Должно было быть два праворуких парня. У нас на старте сезона будут чумовой график, все защитники будут в равных условиях.

– Кэмпфер уже адаптировался в Казани?

– Стивен – настоящий профессионал, обладающий большим опытом. Я думаю, у него здесь всё будет нормально. Он, как Джордан Уил и Пер Линдхольм, – открытый человек, который не боится начать диалог с партнёрами. Стивен много общается с молодыми игроками, особенно с теми, кто играет с ним в одном звене.

Стивен Кэмпфер / фото: пресс-служба «Ак Барса»

– Интересно узнать ваше мнение по Перу Линдхольму. Он провалил чемпионат мира-2021, из-за чего его переход в «Ак Барс» обсуждался не в самых ярких тонах.

– Пер – очень быстрый парень, сразу вошёл в ритм нашей команды. Хорошо играет на вбрасываниях, плюс он – игровик, который был нам необходим. Шведы все такие – они очень правильные, профессионально относятся к своему делу. Нам нужен был центр и, я считаю, что мы правильно сделали, подписав его. Понятно, что Пер – это не Патрис Кормье. Они совершенно разные в игровом плане. Кормье – больше силовой игрок.

– Вы говорили, что есть проблема с поиском партнёров для Джордана Уила. Почему?

– Уил – индивидуально сильный игрок. Может сделать гол из ничего. Сейчас ему немного нужно перестроиться, ведь он никогда не играл в европейский хоккей. Я знаю, что он привык играть очень много, и я понимаю, какой статус у Джордана. Мы ищем ему партнёров. Пока с ним играет Илья Сафонов. Придёт Кирилл Петров, попробуем их вместе. Мне кажется, он найдёт свою игру через набранные очки, а они к нему придут. Я в этом уверен.

 Уил – индивидуально самый сильный игрок «Ак Барса»?

– У нас много индивидуально сильных ребят. Он – один из них.

 Он сильнее Доуса или да Косты?

– Не забывайте, что Доус и да Коста были адаптированы в КХЛ, а Уил только приехал. Мы сейчас много чего можем сказать, но будем только гадать. Я знаю, что Джордан – очень сильный хоккеист: он обладает хорошим скрытым броском, может обыграть соперника, подержать шайбу и укрыть её. От него постоянно исходит опасность. Есть и те моменты, которые нас не устраивают – он иногда переигрывает смены и не меняется вовремя. Лично мне Уил больше всего нужен в созидании и игре в большинстве. Тут я вижу огромный потенциал.

«СО СКОРОСТНЫМИ КОМАНДАМИ БУДЕМ ОСТАВЛЯТЬ ЗАРИПОВА В ЗАПАСЕ»

Данис Зарипов перед стартом объявил о завершении карьеры. Следующий сезон станет для него последним. Как вы отреагировали на это?

– Данис – наша самая знаковая фигура. Его решение, думаю, в том числе связано и со здоровьем. Рано или поздно это должно было случиться.

– На ваш взгляд, насколько эмоционально ему тяжело в 40 лет постоянно нагружать себя?

– У него здоровье дай Бог каждому, раз он в таком возрасте продолжает брать Кубок Гагарина. Понятно, что ему с каждым годом тяжелее нагружать себя, но это говорит о его любви к хоккею. Надо постоянно находить в себе внутренние силы, так сказать, вытаскивать из себя. Тут молодые-то устают, а что говорить про Зарипова... У него есть, чем заняться в обычной жизни – он преуспел во многих сферах, но он очень любит хоккей. Это не каждому дано. В таком возрасте очень тяжело выходить и соревноваться на одном уровне с 20 - 25-летними мальчишками.

– Может, он боится обычной жизни, поэтому не заканчивает? Не каждый сможет адаптироваться к другому ритму, когда ты провёл всю сознательную жизнь в хоккее.

– Я думаю, он этого точно не боится. У него всё хорошо и в обычной жизни.

Данис Зарипов (слева) / фото: Сергей Елагин, БИЗНЕС Online

– Как вы планируете его использовать в сезоне? Можно ли Зарипова, например, выпускать только в большинстве?

– У нас длинный чемпионат, и мы обязательно будем его использовать. Просто, например, со скоростными командами вроде «Йокерита», которые играют системно, мы будем Даниса оставлять в запасе. С другими командами – более игровыми – будем его ставить. Его опыт – это огромная помощь нам. Посмотрите, какие передачи он раздавал на Кубке чемпионов. Это ведь никуда не делось.

– Данис способен выдержать ритм вашего скоростного хоккея?

– Если он играет в нашей команде, то, конечно, способен. Некоторые свои минусы он сейчас компенсирует мастерством. У него будет один-два момента – он забьёт. Некоторые по четыре-пять моментов не могу реализовать.

– Но при этом есть риск пропустить гол, когда он на льду...

– Это понятно. У него сейчас уже не та реакция, скорость и есть определенные риски. Если вбрасывание, например, будет в нашей зоне, то я его поменяю. При этом есть и много положительных моментов: он может успокоить игру и забить из ничего, когда у всей команды не идет игра. Он это может сделать.

«МЫ ХОТИМ ВИДЕТЬ БОЛЕЕ КАТАЮЩУЮСЯ И ИГРОВУЮ КОМАНДУ»

– Как оцените потенциал «Ак Барса» на этот сезон? Кажется, что по именам команда стала слабее.

– Команда просто стала другой. Сейчас можно говорить всё, что угодно – результат будет виден в конце сезона. У нас обновилась команда, пришли новые защитники и молодые игроки. Я знаю, что просто не будет.

Не секрет, что у меня вызывает опасение линия обороны. Мы ищем защитников – и, скорее всего, даже не одного, а двух. Какие-то варианты есть, но все кандидаты ждут открытия тренировочных лагерей в НХЛ. Я не думаю, что кто-то сидит и ждёт предложений из России.

– Свободных защитников в КХЛ сейчас нет?

– Есть, но я не вижу, кто из них способен усилить нашу команду прямо сейчас. Недавно произошёл обмен Динара Хафизуллина из СКА в «Салават Юлаев» – мы были заинтересованы в этом игроке. Но, к сожалению, мы не смогли договориться со СКА по причинам от нас независящим.

– В атаке у новой команды дела обстоят полегче?

– Да. Мы взяли ребят, на которых очень надеемся. Они пришли на замену игрокам, которые не показали себя в финальных матчах плей-офф. Наша команда ещё формируется. Мы готовим ребят с прицелом на весенний отрезок матчей, потому что очевидно, что это – наиважнейший отрезок сезона. Понятно, что до него ещё нужно дойти, но команду необходимо подготовить к плей-офф. Нам предстоит ещё практически целый год её готовить, и мы прекрасно понимаем, что нужно делать.

– Какие сильные стороны вы видите у команды?

– Мне нравится, как действует наше большинство сейчас. Если в минувшем плей-офф основная работа ложилась на Стефана да Косту и Найджела Доуса, которых соперники очень быстро разобрали, то сейчас акцент идёт на всю спецбригаду. Я вижу, что командам сложно играть против нас. Шайба практически не выходит из их зоны: у нас полный контроль практически все две минуты большинства.

Радует, как играют защитники в большинстве. На них приходится большая нагрузка, потому что шайба постоянно в зоне соперника и не всегда получается поменяться. Из-за этого происходит большая нагрузка на хоккеистов. Меня радует, что появляется вариативность и команда не играет по одному шаблону.

– Как удалось найти вариативность в большинстве?

– Если присмотреться, можно увидеть, что ни один игрок не стоит на месте. Нет такого, что кто-то играет чисто слева, а кто-то справа, как в прошлом году с да Костой и Доусом. Сейчас Кагарлицкий может сыграть и в центре, и на флангах – так же и с другими игроками.

Да, соперники анализируют, подстраиваются под наш стиль – это тяжело. Вспоминаю, как тяжело было играть со СКА, когда я работал в ЦСКА. Артемий Панарин, Никита Гусев и Вадим Шипачёв создавали много вариантов для игры в большинстве. Они играли не по плану, а по ситуации – исходили от моментов, которые у них есть.

– При этом в «Ак Барсе», да и в целом по КХЛ, нет нападающих такого же уровня мышления, как Панарин или Шипачёв.

– Я просто привёл пример питерской тройки. Парни играли не по плану, поэтому было тяжело им противостоять. И мы стараемся делать так же. Если игрок играет долго в центре, он может устать и потерять эффективность. Сейчас же мы стараемся не причислять игроков к определённой позиции.

– По какому вектору развития сейчас движется команда?

Мы хотим видеть более катающуюся команду, которая должна отбирать шайбу. Не прессинг, а простой отбор. Она должна не бить, не пугать, а проявлять мастерство. Хотим видеть игровую команду, как это и было последние несколько лет. Но у нас всё равно поменялась система игры, мы стали играть немного иначе, нежели раньше.

– Почему решили строить игровую команду? Видно, что в КХЛ, наоборот, отходят от этой модели и упрощают хоккей.

– Конечно, много упрощается. Мы стали играть в другой хоккей – это точно, особенно в обороне. Сейчас есть ребята, которые могут что-то выжать из своего момента и закончить его самостоятельно. Есть мало матчей, когда подряд можно забивать пять - семь шайб.

Руслан Васильев, Артур Валеев
Оценка текста
+
19
-