комментарии 19 в закладки

Олег Яровинский: «При лимите трансферный рынок России ужасно стагнирует»

Спортивный директор «Рубина» рад тому, что Хвича не уехал. 

Олег Яровинский подвёл в интервью «БИЗНЕС Online» итоги недавно завершившегося трансферного окна. Казанцы этим летом подписали сразу трёх многообещающих иностранцев: Монтассара ТальбиАндерса Дрейера и Сеада Хакшабановича и, как рассказал Олег нашему изданию, с расчётом на то, что Хвича Кварацхелия сможет найти место в большом европейском клубе.

В итоге Хвича остался игроком «Рубина», что тем не менее, по словам спортивного директора, стало для клуба приятной новостью, а руководство вынуждено было разными способами подстраиваться под лимит. Нынешний вариант лимита, уверен Яровинский, негативно влияет на рынок трансферов и очень затрудняет любые переговоры с российскими игроками. 

Олег Яровинский / фото: пресс-служба «Рубина»


«ИЗНАЧАЛЬНО НЕ ПЛАНИРОВАЛИ ПРОДАВАТЬ СТАРФЕЛЬТА»

Олег, трансферное окно завершилось. Хочется, чтобы вы подвели итоги: оно было успешным для «Рубина»?

– Это трансферное окно удалось, потому что мы реализовали все свои цели. Оно было безумно сложным, потому что лимит с восемью иностранцами накладывал очень большой отпечаток на оперативную деятельность. Есть ещё и ковид, который усложнял приезд футболистов. Приходилось бесконечно тасовать игроков внутри легионерской восьмёрки, потому что чемпионат уже шёл.

У нас был план, по которому мы изначально собирались взять Хакшабановича – это первый трансфер на вход, который был запланирован ещё в мае. Дальше мы уже действовали по ситуации. Окно получилось сложное, потому что мы всё время находились в подвешенном состоянии. Хвича – важный для нас потенциальный трансфер, поэтому нервотрёпка вокруг него добавляла нюансов.

Помимо трансфера Сеада, остальные переходы были незапланированными?

– Нет, вся наша трансферная деятельность подчинена логике. Она прописана, продумана и много раз оговорена. Эта деятельность как на долгосрочную, так и на краткосрочную перспективу. Из долгосрочного: мы понимали, что нам нужно приобрести футболиста с прицелом на то, что Хвича уедет. Поэтому мы приобрели Хакшабановича. Потом в течение окна стало понятно, что если Хвича и уедет, это случится не так быстро, как можно было бы предполагать. Кварацхелия, соответственно, остался – и мы начали наигрывать Сеада справа.

Дальше появилось предложение по Карлу Старфельту, которого мы не планировали изначально продавать. Но получили хорошее предложение как для Карла, так и для нас, поэтому мы его приняли. Соответственно, встал вопрос о паре центральных защитников. Бегич и Уремович нас полностью устраивали. Но у Бегича были личные обстоятельства, которые могли потребовать его отъезда за рубеж. Поэтому пришлось искать ещё одного центрального защитника. В итоге необходимости в отъезде Сильвие уже не было, но защитник уже был приобретён.

По Тальби у нас были долгие переговоры с «Беневенто». Да и вообще этот трансфер стал возможен, потому что «Беневенто» вылетел в серию В. По Тальби мы сработали оперативно, причём приходилось всё менять в этот момент в авральном режиме.

В конце окна были интересные варианты по Хвиче, но европейский клуб в итоге не предпринял шага, о котором мы думали, что он его предпримет. Был приобретён Дрейер. Это в конце концов потянуло за собой необходимость в уходе Йевтича и Сайто. Всё это накладывалось на то, что команде нужно играть в чемпионате и еврокубке, поэтому всё обращалось в нервозность. В итоге окно в какой-то степени получилось неоднозначным.

Как российский рынок изменился в это трансферное окно и какие были тенденции?

– Мы неоднократно в «Рубине» формулировали позицию, что в ситуации нынешнего лимита рынок очень сильно стагнирует. Потому что переход российских футболистов крайне осложнён огромными трансферными суммами, которые необходимо за этих игроков платить. Все сидят на российских футболистах, как на сокровищах, не хотят их отпускать, потому что всем нужна обойма. Каждому клубу нужна глубина состава.

Невыход «Сочи» и «Рубина» в групповой этап еврокубка – не самая приятная история для российского футбола. При этом, я считаю, что ни мы, ни «Сочи», не готовы играть в режиме «четверг-воскресенье» с восемью иностранцами и недостаточной обоймой россиян. Увеличить эту обойму россиян ты тоже не можешь, потому что все сильные игроки с паспортом очень тяжело продаются и покупаются. Это создаёт на рынке напряжённость.

Это трансферное окно лишь показало всю вредоносность лимита. Даже решать оперативные задачи крайне сложно. В «Рубине» ситуация с центральными защитниками, которые изначально иностранцы, очень ограничивает и сокращает нашу вариативность и гибкость. Именно поэтому нам пришлось отправить Бегича в Самару, хотя в идеальной спортивной структуре Уремович, Тальби, Бегич и Нижегородов – была бы идеальная четвёрка центральных защитников. В этой четвёрке молодой Нижегородов прогрессировал бы максимально быстро. Теперь же вполне возможна такая ситуация, что из-за карточек нам придётся бросать игрока 2002 года рождения в пекло. В этом нет ничего страшного, но это осложняет системную работу, к которой мы стремимся.

Цена Дениса Макарова – это как раз история про очень дорогих россиян?

– Как по мне, цена на Макарова (по разным данным, от восьми до десяти млн евроред.) – это по большей части спортивная составляющая. Он очень хороший игрок. Но, конечно, есть определённая наценка за паспорт. Просто не думайте, что она настолько значительна, как может показаться. Макаров – это игрок, который может давать результат и определять исход матчей, а такие футболисты стоят дорого.

Денис Макаров / фото: Сергей Елагин, БИЗНЕС Online

«ЛИМИТ НАДО МАКСИМАЛЬНО СМЯГЧАТЬ ИЛИ ОТМЕНЯТЬ»

Позиция у «Рубина» –  лимит нужно полностью отменять. Лично у вас такая же?

– Да, конечно. Просто мы в клубе стремимся к планированию, и он очень сильно влияет на нашу структурную работу. Лимит надо максимально смягчать или вовсе отменять – вот такая у нас позиция.

Появлялись сообщения, что «Рубин» – единственный клуб РПЛ, который выступал за полную отмену. Потом это опровергли. Как на самом деле?

– Мы обсуждали эти вещи с большим количеством коллег. Ведь существует много вариаций этих изменений, с каждой из которых кто-то может быть согласен или нет. Мы считаем, что отмена лимита никак не сможет негативно повлиять на конкуренцию среди россиян. Это будет только в позитив. Аналитическая работа, которая была нами проведена, доказывает, что раньше количество иностранцев редко переваливало за 12 человек. Мы выступаем за примерно эту же цифру.

Олег Яровинский (слева) и Леонид Слуцкий / фото: Сергей Елагин, БИЗНЕС Online

То, как будет лимит выглядеть в итоге, – ещё нужно проработать. Но мы думаем, что тем командам, которые ставят высокие задачи, нужно иметь в заявке до 14 иностранцев. Всё равно все играть одновременно не будут. И я с трудом себе представляю, как во всех 16 клубах лиги все 11 игроков одновременно будут выходить иностранцы. Это просто невозможно.

Какое у вас отношение к варианту реформы РПЛ от голландцев?

– У меня отношение к смене формата абсолютно отрицательное. Потому что мне представляется, что гладкий чемпионат, который есть в России на данный момент, вполне себе интересен. Я считаю, что на реформы нужно идти тогда, когда это чем-то обусловлено. Если, например, изменение формата приведёт к значительному повышению телевизионного контракта, тогда это можно пробовать. Тогда хотя бы будет ради чего это сделано. А просто реформировать систему чемпионата, потому что это вроде бы как бы интересно – по мне это неправильно. У нас, как по мне, в достаточной степени любопытный чемпионат, плотный и интересный.

«ТРАНСФЕР ХВИЧИ – ВОПРОС ВРЕМЕНИ»

– Главная трансферная новость «Рубина» этим летом – Хвича остался. Какая этому событию внутренняя оценка у клуба?

– Очень простая: мы реагируем только на фактические вещи. Хвича – большой футболист, который обязательно будет играть в большом европейском клубе. Просто ему всего лишь 20 лет, он провёл на высоком уровне всего один сезон. Так бывает, что в большую команду футболисты переходят не сразу. У меня, например, перед глазами есть пример Одегаарда, с которым мы вместе были в «Витессе». Он прошёл через две аренды, возвращался в «Реал» и вот только сейчас перешёл в «Арсенал», подписав долгосрочный контракт. Было очевидно, что он будет играть в большом клубе. Но «Реал» мог себе позволить отпускать его в аренду, а мы не считаем, что для Хвичи есть в подобном необходимость. Ему не нужен промежуточный этап. Здесь в него верят, да и сам игрок с удовольствием тут находится. Просто иногда для большого шага требуется время. Хвича сразу перейдёт в европейский клуб, и его трансфер – вопрос времени.

– Что за клубы обсуждали с вами переход Хвичи?

– С нами о нём говорило четыре команды, но до финального предложения дело не дошло. Ни одна команда не прислала официальный документ. И это тоже нормально и логично. Потому что по такому футболисту, если ты вступаешь в финальные переговоры, ты эту сделку доделываешь в итоге. С «Рубином» точно.

Никита Чернов (слева) и Хвича Кварацхелия / фото: Сергей Елагин, БИЗНЕС Online

– Вам не кажется, что «Рубин» много просит за молодого игрока, который кроме РПЛ ещё нигде себя не показал, и поэтому предложений нет?

– Нет, это совершенно не мешает. Европейские клубы в первую очередь размышляют о временном отрезке этого перехода. О возрасте футболиста, о количестве матчей на высшем уровне, которые он провёл. Но финансовые запросы «Рубина» абсолютно адекватны относительно таланта Хвичи и это никого не пугает.

– «Рубин» будет готов отпустить Хвичу зимой?

– Эфемерные вещи я обсуждать не готов. У нас структурированный чёткий клуб, который реагирует на фактические варианты и переговоры. Могу сказать, что со всеми командами, которые вступили с нами в переговоры и футболисты хотели туда перейти, они в итоге туда перешли.

– В итоге какая оценка тому, что Хвича остался?

– Это не просто хорошо. То, что Хвича в итоге никуда не ушёл, – это отличная новость.

О ВЫЛЕТЕ ИЗ ЕВРОКУБКОВ: «ФУТБОЛ УРАВНИВАЕТСЯ»

Команда вылетела уже в первом раунде еврокубков. У вас уже есть объяснение произошедшему?

– Начнём с того, что команда «Ракув» – любопытный проект. Да, на бумаге они выглядят слабее «Рубина», но я так не считаю. «Ракув» конкретно готовился к квалификации Лиги конференций. Они переносили туры, выпускали резервный состав на матчи чемпионата перед нашей очной встречей.

У них любопытная система игры, очень энергозатратная на мой взгляд, которая в формате кубкового поединка из двух матчей может принести результат. Я не уверен, что «Рубин» должен был проходиться по «Ракуву» катком. Мне кажется, что это весьма крепкий любопытный соперник, который оказался чуть более удачлив, чем мы. Я бы не делал трагедии из вылета, хотя, конечно, на фоне не очень успешных выступлений российских клубов в еврокубках последних лет, выглядит всё достаточно плохо. Но никто с себя ответственности и не снимает – это же мы проиграли.

Фото: Сергей Елагин, БИЗНЕС Online

Мы должны чётко понимать, что наши соперники из чемпионатов Польши, Норвегии, Болгарии, Дании – это серьёзные команды, с которыми играть сложно и их нелегко пройти. Вообще в современном футболе разница между большими клубами, средними и маленькими очень нивелировалась. Посмотрите: «Шериф» вышел в группу ЛЧ – это уже большой успех. Кстати, там играют одни иностранцы.

Европейский футбол вырос во всем, поэтому я не убеждён, что мы должны вторую команду Польши обыгрывать с закрытыми глазами. Было бы слишком самонадеянно. Мы и готовились к нему как к серьёзному сопернику, но вышло так, как вышло. Уровень сопротивления в еврокубках очень высокий и сейчас тема про фаворитов и андердогов остаётся больше на бумаге и в умах болельщиков.

РПЛ деградировал до уровня польской экстраклассы?

– Что значит деградировал? Экстракласса – серьёзный интенсивный чемпионат. Не думаете, что уровень чемпионата России упал, а чемпионат Польши вырос? Когда Черчесов работал в Польше, я много раз говорил с ним про лигу и уровень местных футболистов. На мой взгляд, там очень хороший чемпионат.

Вы говорили ещё про Данию и Норвегию…

– Сейчас «Мальмё» вышел в группу, «Шериф». Это показатели того, что европейские лиги растут и развиваются. Посмотрите, что происходит на уровне сборных: сколько сенсационных результатов. Хотя я бы большинство не называл сенсациями – это просто показатель развития. Футбол уравнивается, грубо говоря.

Можете сказать, какая у «Рубина» задача на этот год? Лига чемпионов?

– Мы должны выступить как минимум не хуже, чем в прошлом году. Сейчас у нас любопытная команда из амбициозных футболистов, которым есть что добиваться. Всем есть что доказывать и как команде, и как отдельно взятым игрокам.

Сейчас «Рубин» на стадии очень интересного развития. Нам самим любопытно понять, что мы можем, и за нами интересно наблюдать. Во всех линиях у нас есть люди, которым есть куда развиваться.

«Рубин» в розыгрыше Кубка России в последние годы выступает крайне неудачно. Есть задачи на этот турнир в этом году?

– Я не считаю, что нам надо разделять чемпионат России и Кубок по уровню значимости. У нас нет двух составов, чтобы мы в Кубке России, не дай Бог, играли вторым. Мы будем играть той командой, которая у нас есть. В Кубке точно также, и никаких второстепенностей этого турнира у нас нет. Этот турнир – ещё одна возможность себя показать. Потенциальный трофей в конце концов. Поэтому я не думаю, что есть хоть один человек в «Рубине», который скажет, что ему не нужны трофеи.

САМОШНИКОВЫМ ИНТЕРЕСОВАЛИСЬ ВО ФРАНЦИИ, У ИГНАТЬЕВА БЫЛО ЧЕТЫРЕ ВАРИАНТА

Агент Самошникова рассказывал, что вы отвергли все предложения по футболисту. Почему принято решение во что бы то ни стало его сохранять?

– Если говорить по-честному, то по покупке Самошникова было всего одно предложение, причём за очень небольшие деньги. Мы получили его 30 августа. Больше по Илье ни ко мне, ни к Сайманову, никто не обращался. По тому, что рассказывает его агент, надо его и спрашивать.

Это было предложение из Франции?

– Да, это был французский клуб, не буду раскрывать какой именно. Просто скажу, что это небольшая французская команда. Причём то предложение, которое они сделали, было абсолютно не рыночным относительно уровня Ильи.

Илья Самошников / фото: Сергей Елагин, БИЗНЕС Online

Вы недавно заявляли, что Оливер Абильдгор не продаётся ни при каких условиях. Это по прежнему так? И почему?

– Во-первых по Оливеру у нас есть определённый план, который мы давно обсудили. Абильдгор – футболист, который 100 процентов продолжит карьеру в большой лиге. В этом я ни капельки не сомневаюсь. И эти предложения точно будут. Просто это сопряжено временными отрезками.

Убеждён, что через сезон он станет основным игроком сборной Дании и дальше уже в совершенно ином статусе перейдёт в топовый чемпионат. Поэтому сейчас мы не будем рассматривать предложения средних клубов, чтобы после он оказался в топовом.

Много ли таких игроков, которые точно не покинут клуб в ближайшее время»?

– По поводу Хвичи всё лето муссировалось большое количество слухов о том, что вот-вот-вот он уйдёт. Мы несколько раз говорили, что такие хорошие большие трансферы не делаются внезапно, они требуют подготовки. Переход может сложиться, а может и нет. Поэтому говорить эфемерно о том, что кто-то в «Рубине» продаётся, а кто-то нет, считаю нецелесообразным. Профессиональный футбол состоит из того, что игроки всегда куда-то уходят, приходят и продаются, поэтому мы открыты к диалогу.

Мы системный и адекватный клуб, с которым всегда можно договориться, если за стол переговоров сесть. Мы люди конкретные и реагируем на конкретные действия. Собственно, пример нынешнего окна показателен. К Денису Макарову был интерес со стороны нескольких российских команд, но «Динамо» было настойчивее всех, придя и сев за стол переговоров. И мы спокойно с ними договорились. Также было и со Старфельтом, которого мы изначально не планировали продавать. Пришёл «Селтик», сел с нами говорить и нам удалось прийти к соглашению к удовольствию всех трёх сторон. Мы так работаем сейчас и также будем делать в будущем.

То есть «Рубин» не будет цепляться за игроков, если будет хорошее предложение?

– Никогда нельзя ни за кого цепляться. Просто очень часто некий интерес к игроку не подтверждается и не финализируется каким-то предложением. В таких ситуациях не хочется реагировать на какие-то слухи или сплетни.

Переход Дрейера, как кажется, стал следствием не очень хорошей адаптации Хакшабановича. Или они не связаны?

– Они вообще не связаны. На наш взгляд, Сеад идеально адаптируется. Стоит учитывать, что он выступает не совсем на своей позиции. Всю предсезонку, за исключением пары матчей, он наигрывался не на привычном левом фланге, а либо справа, либо на позиции десятки. У нас нет ни малейших сомнений в Хакшабановиче.

Возвращаясь к Дрейеру. Это переход на будущее или усиление основы прямо сейчас?

– Да, это усиление основного состава. По-другому и быть не может. Но, конечно, ему потребуется время, чтобы привыкнуть к новой лиге, стране и команде.

Как вы его нашли и как шли переговоры?

– Дрейер очень удачно играл за молодёжную сборную Дании. Мы всегда очень много внимания уделяем просмотру игр ведущих европейских молодёжных команд. Андерса мы смотрели на протяжении года.

А его выступления в Голландии времён вашего там нахождения?

– Это было слишком давно, он был ещё очень молод. Честно сказать, по чемпионату Голландии я его не помню. Мы смотрели больше за его выступлениями в прошлом и позапрошлом сезонах. Нам очень быстро удалось договориться с «Митьюлланом» об условиях. Это был тот случай, когда два системных подхода встречаясь дают положительный результат.

То есть в договоре прописаны какие-то проценты при перепродаже Андерса?

– Да, но небольшие.

Герман Огнугха. Как появился вариант с ним и почему он ушёл из «Крыльев»?

– Самарцы очень сильно хотели Бегича. И поскольку мы в хороших отношениях со спортивным директором «Крыльев» Сергеем Корниленко, мы долго сидели и думали, как сделать так, чтобы всем было хорошо. Им крайне был необходим центральный защитник, а мы хотели получить нападающего, который по модельным характеристикам подходит под нашу игру. Вот на этом фоне и договорились. Это аренда из датского клуба с правом выкупа, «Крыльям» он не принадлежит.

Герман Онугха / фото: пресс-служба «Рубина»

Вы долго определялись с лишним легионером, и в итоге ими стали Сайто, Бегич и Йевтич. Почему именно они?

– Дарко – прекрасный футболист. Если бы не лимит в восемь человек, мы бы ни в коем случае с ним не расставались. Но так сложились обстоятельства, что в последнюю секунду мы думали, что Хвича всё-таки уйдёт, поэтому подписали Дрейера. А когда Хвича не ушёл, то получилось, что необходимо стало жертвовать Дарко. Невозможно жертвовать одним из двух основных центральных защитников, невозможно пожертвовать Хвичей, основным форвардом Деспотовичем, центральными Ин Бомом и Абильдгором. Для чемпионата России уход Йевтича – это потеря.

У него ведь не закончится контракт, пока идёт аренда?

– Нет, он в аренде в АЕКе. И история с его возможным возвращением будет зависеть от лимита.

Сайто по-прежнему тренируется с командой. Он останется до зимы и не будет заявлен?

– Нет, до зимы он точно не останется. Ещё вначале лета мы с ним поговорили и объяснили, что он будет лишним легионером в команде. Но определённый травматизм других игроков повлиял на то, что он остался. У него было несколько предложений из Европы, которые он отверг. Сейчас мы с ним находимся в диалоге о том, что делать дальше. Он у нас в аренде… Поэтому посмотрим.

Сайто – очень качественный футболист. У него, кстати, было несколько предложений из России, но не срослось по разным причинам.

Сайто – провальный трансфер?

– Он у нас в аренде находится! Если бы не лимит, то Сайто был бы очень крепкий и нужный нам игрок. Собственно говоря, он и получил своё игровое время, потому что очень высоко его оценивает. Просто другие футболисты на этой позиции сильнее. По сути, Сайто конкурирует с Абильдгором и Ин Бомом. Считаю, что проиграть конкуренцию таким футболистам точно не говорит о том, что ты провальный игрок. Просто эти очень сильные.

– Иван Игнатьев остался в «Рубине». Действительно был вариант с тем, чтобы он ушёл в аренду и почему в итоге не срослось?

– К большому сожалению, вариант не сросся. Вообще мы не очень сильно хотели отдавать его в аренду, но Ваня сам попросился. В итоге за неделю окна мы не сумели найти вариант, который устроил бы и нас, и его. Мы вели переговоры с двумя российскими командами. И даже с двумя европейскими, но там всё осложнялось визами, ковидными протоколами – и мы бы просто не успели. А с российскими просто не срослось – так тоже бывает.

Александр Дегтярёв
Оценка текста
+
31
-