комментарии 12 в закладки

Защитник «Ак Барса» Кэмпфер назвал Воронкова монстром, а Овечкина – грузовиком на коньках

Интервью с новым лидером казанской команды.

Американец Стивен Кэмпфер ярко начал карьеру в «Ак Барсе» – он стал самым ценным игроком и лучшим бомбардиром предсезонного турнира TANECO Кубок чемпионов. 32-летний хоккеист в большом интервью «БИЗНЕС Online» рассказал, почему решил приехать в Россию, вспомнил как выиграл Кубок Стэнли и пытался стать веганом, а также дал характеристики российским звёздам НХЛ.

Стивен Кэмпфер / фото: ak-bars.ru

«НЕ ЛЮБЛЮ ДРАКИ, НО ОТ ХИТОВ НЕ ОТКАЖУСЬ»

– Стивен, когда вы в предыдущий раз становились MVP какого-либо турнира?

– Это было очень-очень давно. Наверное, лет 15 назад, когда я играл за команду Университета Мичигана. Я был назван MVP рождественского турнира. Пусть это прозвучит как клише, но в успешной игре в Кубке чемпионов не только моя заслуга. Всё наше звено, вся команда поработали на успех. «Ак Барс» – великолепный клуб, в котором все нацелены на победу.

– Вы не так много забивали в НХЛ, начали тренироваться в «Ак Барсе» позднее всех – и такая яркая игра. Не было мыслей: что же это за лига такая, в которой я как Виктор Хедман?

– Нет-нет, никакой переоценки своих возможностей у меня нет. Нужно сказать спасибо клубу, который позволил мне решить кое-какие проблемы в США и прилететь не к началу сборов. Мне дали время набрать форму, терпеливо отнеслись к ошибкам в Магнитогорске, разобрали ряд моментов по видео с тренерами, чтобы я был полезнее для команды, и, в конце концов, на прошлой неделе все мы, а не только Стивен Кэмфпер, сыграли здорово. Намного лучше, чем на прошлом турнире.

– «Ак Барс» с этого сезона играет на площадке канадского размера. Вам было проще играть в Казани, чем в Магнитогорске?

– Было проще, но не только из-за льда. Я проводил свои первые матчи за полгода, нужно было почувствовать игровой ритм, понять систему «Ак Барса», стиль других команд КХЛ. И для легионеров в предсезонке чем больше игровой практики, тем лучше. Тебя как бы бросают в пекло, и ты на ходу понимаешь, что здесь к чему.

фото: ak-bars.ru

– Со стороны кажется, что агрессивный хоккей «Ак Барса» чем-то напоминает стиль команд НХЛ. Вы согласны?

– Если сравнивать с другими командами, как, например, СКА или «Металлург», то «Ак Барс», конечно, играет в более североамериканский хоккей. У нас много рослых нападающих, которые могут завязать борьбу у чужих ворот, применять форчёкинг, что делают в НХЛ. В общем, можно найти сходство.

– Когда европеец едет в НХЛ, он знает лучших игроков лиги и примерно представляет, что ждать на льду от того или иного хоккеиста. Иностранцы в КХЛ не всегда могут даже прочитать фамилии на свитерах соперников, а решения нужно принимать очень быстро. Как с этим быть?

– Сначала ты фокусируешься только на своей игре и отталкиваешься от этого. Постепенно ты замечаешь, кто из соперников более быстрый и более техничный, улавливаешь какие-то подсказки в раздевалке. Чтобы усвоить всё, нужно сыграть хотя бы пару матчей и это помогает лучше видеоразборов. Например, я слышал, но не представлял, насколько хорошо бросает Антон Бурдасов. И перед финалом мы дополнительно поговорили об этом и сыграли против него поплотнее, чтобы он реже получал шайбу.

Ещё помогает собственный скаутинг других команд. Я смотрел отдельные матчи, подмечал какие-то нюансы для себя. Мне понравились нападающие СКА, а, например, «Салават Юлаев» классно двигал шайбу в большинстве, хотя несколько ключевых игроков команды пропустили турнир в Казани.

– Вам нужно провести пару матчей, чтобы понять, кого можно хитовать, а кого не стоит? Можно же ударить невысокого игрока и получить в ответ.

– Да, прилететь может от любого. Но если возможность провести силовой приём, я его проведу и не буду избегать стыка. Думаю, что смогу постоять за себя, если он решит ответить мне. Я не люблю драки, но отказываться от хитов не буду. Это часть моей игры.


«АК БАРСУ» ОЧЕНЬ ПОВЕЗЛО С ВОРОНКОВЫМ»

– У вас и Николая Коваленко появилась определенная «химия» на льду. Что помогло так быстро сыграться?

– Он иногда помогает мне с переводом каких-то моментов, но главное – Коля всегда ищет свободное место на льду и открывается, поэтому найти его передачей не так сложно. Когда нападающий хочет шайбу, это облегчает жизнь защитнику, и в тоже время открывает ему возможность для свободного броска. Так играли и Кага (Кагарлиций) с Вороном (Воронковым).

– Вы могли не знать Воронкова, играя в Америке. Ваше первое впечатление о нём?

– Мы с легионерами недавно обсуждали его. Диме всего 21 год, и он просто монстр на льду. Клубы НХЛ должно быть смотрят на Воронкова и облизываются. Он молодой, быстрый, мощный нападающий, который забивает, толкается, ловит шайбу на себя. «Ак Барсу» очень повезло с ним. Воронков вполне мог бы заиграть в НХЛ сейчас, к счастью останется в Казани и будет прогрессировать здесь.

– Если бы не контракт с «Ак Барсом», каким было бы ваше межсезонье? Оставались бы без клуба до начала тренировочных лагерей в НХЛ?

– У меня были предложения из НХЛ на односторонние контракты, но, скорее всего, в новой команде я получил бы роль, которую выполнял три - четыре последних сезона. Я остался бы седьмым защитником, проводил бы треть матчей за сезон. Психологически это очень тяжело. Ты готовишься наравне со всеми, выкладываешься, но не играешь вообще или проводишь 12 - 16 минут за матч и 35 - 40 игр за чемпионат. Агент предложил мне поиграть за границей, чтобы показать другим и самому себе, на что я способен. Жена поддержала эту идею, что было важно, и вскоре мы оказались в Казани.

фото: ak-bars.ru

– Почему седьмой защитник такой топовой команды, как «Бостон», не может быть одним из лидеров клуба НХЛ послабее?

– В НХЛ огромная конкуренция и каждый год лига пополняется большим количеством молодых игроков. Клубы заинтересованы в их развитии, клубам хочется, чтобы их выборы на драфте со временем играли, и постепенно молодёжь начинают подтаскивать к основе. На другой стороне есть парни под 30, вроде меня. Нам доверяют, наш уровень примерно понятен, но менеджерам легко сказать: «Сегодня я хочу проверить вон того мальчишку. Посиди-ка в запасе».

Это не вина клубов – таковы реалии НХЛ. Когда несколько лет подряд изо дня в день ты оказываешься в этой ситуации, то невольно задумываешься о переменах. Если не смог показать себя в первой лиге мира, почему бы не попробовать себя во второй? Хочется проявить себя с лучшей стороны и помочь «Ак Барсу» побеждать.

«СТИВИ ЗАБИВАЕТ»

– Три ваших лучших дня в НХЛ.

– Первый матч – против «Айлендерс» в 2010-м. Помню первую смену посекундно. Меня выпустили на стартовое вбрасывание. Я тут же применил силовой прием, отобрал шайбу, побежал вперед и получил хит в ответ. Конец смены. 

Победа в Кубке Стэнли. Я пропустил плей-офф из-за травмы, которую получил в самом конце регулярного чемпионата, но был с командой.

И я назову еще два дня – сначала матч, в котором я забросил первую шайбу. Кажется, я проводил пятый или шестой матч в НХЛ, когда забил «Тампа-Бэй». Марк Савар отдал шикарный пас. Причем для него это было 700-е очко в НХЛ, а для меня – первый гол. Родители были на матче, так что понимаете, как это было круто.


Еще один особенный день – первый матч сына на арене. Это случилось на игре с «Анахаймом» два года назад. Ему было что-то около 7 месяцев. Я подарил сыну шайбу с той игры, у него есть фото. Я люблю его, люблю свою семью, и хотя он вряд ли запомнит тот день, мне будет что рассказать ему через несколько лет.

– Наверное, хотелось свернуть горы во время игры?

– Нет-нет, никаких гор. А так я всегда нервничаю перед матчами. Как мне говорил детский тренер, нормальный игрок не может не нервничать перед игрой.

– Вы получили чемпионский перстень за победу в Кубке Стэнли в 2011-м, но ваше имя не нанесли на сам кубок. Обидно?

Не хватило всего двух игр, чтобы моя фамилия оказалась на Кубке Стэнли. Меня вызвали из АХЛ в декабре и больше не отправляли в фарм-клуб. Всё было бы хорошо, но сначала на несколько недель меня выбило сотрясение, потом я получил травму за пару матчей до конца регулярки. «Бостон» просил за меня у лиги, но...  Конечно, это обидно, но мне было 20, я только дебютировал в лиге и думал, что раз сразу выиграл Кубок, то потом обязательно выиграю ещё и ещё. И после этого не выходил в плей-офф лет пять.

Стивен Кэмпфер в «Бостоне»-2019 / фото: © Michael Tureski/Icon Sportswire, globallookpress.com

– Мы хорошо знаем, что делают команды после побед в седьмых матчах финала Кубка Стэнли. Что происходит в раздевалках проигравших?

–  Поражение в 2018-м было очень болезненным. В 2011-м я выиграл Кубок, но пропускал плей-офф и не ощущал всего того, что ощущали остальные. В финале с «Сент-Луисом» я уже был на льду. Думаю, в пяти матчах из семи мы были лучше, и у нас был шанс в решающем матче. Но Джордан Биннингтон... Мы просто не забили ему.

Что мы делали после игры... Собрались в раздевалке, много говорили, пили, пили, пили. С одной стороны все понимали, что сезон получился успешным, но поражение в седьмой игре финала это отстой. Это не давало покоя.

– Вы играли с Брэдом Маршаном и против него. Хотелось когда-нибудь прибить его на льду?

– Меня часто спрашивали об этом и вот, что хочется сказать. Маршан – потрясающий человек и игрок. Он с уважением относится к партнёрам, первым приходит на тренировку, всегда выкладывается на льду. Мы начали играть в НХЛ примерно в одно время, и я смотрел на то, как прогрессирует Брэд, и старался следовать его примеру. В «Бостоне» обожают Маршана и понимают, насколько важна его роль в раздевалке.

Но только когда ты играешь против него, до конца осознаешь, насколько он хорош. Насколько глубоко он может залезть тебе под кожу, если хотя бы чуть-чуть разозлить его. Ты хочешь такого партнёра по команде, ты ненавидишь играть против него. Если вывести Маршана из себя, он это запомнит и в следующий раз сделает всё, чтобы забить в твою смену, чтобы обыграть именно тебя один в один. Слушай, он же не просто так играет в одной из лучших троек НХЛ с Патрисом Бержероном и Давидом Пастрняком.

– Бержерон или Здено Хара когда-нибудь говорили ему: «Брэд, хорош. Это уже перебор»?

– Я не слышал ничего такого лично, но уверен, что такие разговоры были. Смысл в том, что Маршанд так полезен на льду, что ему не нужно хулиганить, и он это понимает. Лучше набирать по 90 очков за сезон, быть звездой, чем слышать в свой адрес негатив. Брэд взрослеет, и, думаю, в некоторых случаях он одёргивает себя, когда хочется сделать что-то не очень хорошее, и доказывает все своей игрой.


– В «Бостоне» у вас было прозвище
Stevie Snipes («Стиви забивает»). Откуда это появилось?

– Я дружил с парнями из медиадепартамента «Брюинс», и мы как-то болтали с пресс-атташе Трэвисом о том, что моя безголевая серия затянулась. Я ляпнул: «Сегодня точно забью». Мы играли с «Баффало», Йоаким Нордстрем отдал пас и я удачно попал. И где-то там на девятом этаже арены в Бостоне Трэвис заорал: «Стиви забивает!» Это запостили в твиттер, ну и пошло-поехало. В «Ак Барсе» я просто Стивен.

– Вы же в курсе, что Дмитрий Квартальнов тоже играл в «Бостоне»?

– Когда мы общались по телефону, он рассказал об этом, вспоминал, что в Бостоне родился его первый сын. Мы с Пером Линдхольмом, который тоже играл в «Брюинс», недавно наткнулись на его хайлайты в НХЛ. В первом сезоне он забил очень много – голов 30. Прикольно, что наш тренер тогда играл с Кэмом Нили, Доном Суини, а они были нашим руководством в «Бостоне».

Дмитрий Квартальнов – рекордcмен драфтов НХЛ. Его продвигал агент Панарина

«МАЛКИН ПРОСТО КОСМОС!»

– Вы не так часто пересекались с игроками из России, когда выступали в НХЛ. Кто запомнился больше всего?

– Буч (Павел Бучневич). Мы звали его «Мистер Хэппи» (Мистер счастливый). Потому что он никогда не выглядел счастливым. Когда Бучневича ставили в звено с Микой Зибанежадом и Крисом Крайдером, он улыбался во весь рот, но когда его напарниками становились другие, у него было самое грустное лицо, которое можно представить. Бучневич – отличный хоккеист, но когда он только появился в НХЛ, тренеры хотели показать ему, как важно помогать защитникам, как нужно играть правильно, поэтому и ставили его в разные звенья.

С Антоном Худобиным я немного поиграл в «Миннесоте», он приятный парень. Я был напарником Дмитрия Куликова во «Флориде», и мы иногда пересекаемся летом, когда тренируемся. Там же я видел Никиту Задорова, Александра Овечкина и Евгения Кузнецова. Там я полностью осознал, насколько же талантливы эти ребята. Это видно и в игре, но когда на тренировках они жонглируют шайбой и выполняют сложные трюки с легкостью, ты открываешь рот и думаешь: «Вау, теперь понятно, почему эти парни лучшие игроки мира!»

– Евгений Малкин, Овечкин, Никита Кучеров или Артемий Панарин – против кого из этих российских хоккеистов вы не любили играть больше всего?

– Сложно сказать, потому что меня не так часто ставили против них, но я хорошо знаю Малкина, так как встречался с его звеном чаще остальных. И он просто космос! Мне сложно подобрать слова, чтобы описать восхищение. Тебе кажется, что ты занял правильную позицию, выдвигаешься на него, а он делает пару неуловимых движений и ускользает от тебя. И ты такой: «Этому парню не зря платят десятки миллионов долларов».

Овечкин – это грузовик на коньках, который не остановить. Великолепный бросок. Панарин способен сделать любого партнёра лучше, ну а кто такой Кучеров, вы хорошо видели в двух последних розыгрышах плей-офф.

– Флорида – это лучшее место для игры в НХЛ? Низкие налоги, классная погода, журналисты не достают, как в Канаде.

– У каждого места есть свои плюсы и свои недостатки. Для меня Флорида всегда будет особенным местом, так как там я познакомился с женой. Когда я играл в «Пантерс», у нас была классная команда – Саша Барков и Джонатан Юбердо, Яромир Ягр и другие ребята. Погода такая, что можно выйти с арены в шортах и сандалях. Город отличный, вокруг поля для гольфа, рыбалка. Если и есть небольшой минус, то это посещаемость домашних матчей. Арена находится на окраине города, и в те годы заполнялась на 50 - 60 процентов. Мне также нравилось играть и жить в Бостоне.

«ХАРА СТАЛ ДЛЯ МЕНЯ СТАРШИМ БРАТОМ»

– Я называю вам имя хоккеиста, с которым вы играли – с вас история. Яромир Ягр.

– Легенда. Я сидел рядом с ним в раздевалке «Флориды». Он очень крут. Многие говорят о том, как он играл, но недооценивают то, как он помогал молодым хоккеистам на финише своей карьеры. Яромир учил Баркова и Юбердо разным тонкостям, показывал разные тонкости на видео, и не просто так сейчас Саша и Джонатан – одни из лучших игроков НХЛ.  

– Хенрик Лундквист.

– Хэнк... Великолепный вратарь, лицо «Рейнджерс», звезда, но очень приятный человек. Казалось, что в течение дня Лундквист никогда не носил одну одежду дважды и парни подшучивали над этим, вроде: «Хэнк, куда ты сегодня собрался?».

Кэмпфер (№47), Хенрик Лундквист и Марк Стаал (№18) / фото: © Jeanine Leech/Icon Sportswire, globallookpress.com

– Здено Хара.

– Зи был моим первым партнёром в тренировочном лагере «Бостона». Он стал для меня старшим братом, который очень помогал и заботился, научил меня многому в НХЛ. Ты смотришь на то, как он работает над собой, как следит за своим телом, и невольно начинаешь подражать. Ему 45 лет, а он выдерживает график НХЛ и играет очень хорошо. Если бы я чаще слушал его, то моя карьера в НХЛ сложилась бы совсем иначе.

Вы знали, что он стал веганом и не ест пищу животного происхождения последние 4 - 5 лет? Зи прочитал какую-то книгу о питании и проникся идеями, а когда он настроен что-то попробовать, то делает это. Когда Здено рассказал, что стал чувствовать себя лучше, я тоже решил питаться как он. Прошла неделя – я сдался. Это не для меня.

Нельзя есть рыбу, мясо, курицу, яйца, но белка много и в других продуктах. Харе это подходит, Дэвид Бэкес тоже стал веганом. Важно то, что они начали менять свой рацион в межсезонье и успели перестроиться, а я начал в середине регулярки. Помню, мы пошли на ужин с Ярославом Галаком, и я думал только об одном: «Мне нужен хороший кусок мяса».

– Дэни Хитли.

– Он же играл в Казани, верно? Мы пересеклись в «Миннесоте» на 15 - 20 матчей, если не путаю. Я сидел между ним и Девином Сетогучи на командном ужине, слушал их истории и думал: «Блин, я же играл за Дэни в NHL 2004. Его фото было на обложке той видеоигры, и он был лучшим». И вот мы в одной команде, болтаем друг с другом.

«ЖЕНА МОЖЕТ РЫБАЧИТЬ СУТКИ НАПРОЛЁТ»

– В прошлом году вы отказались от игры в плей-офф НХЛ, так как опасались за здоровье сына. Тяжело было сказать об этом клубу?

– Это было очень тяжёлое решение, которое принималось не за один день. Когда лига объявила о рестарте сезона, я планировал играть, и мы с семьей вернулись из Флориды в Бостон. Я поговорил со знакомыми врачами, узнал, насколько опасен ковид, и мы с женой стали прикидывать. Если заболеет сын, сможет ли она отвезти его в больницу сама? Если заболеет она, кто присмотрит за сыном? Моим родителям за 60, у сестры есть проблемы со здоровьем.

Мы обдумывали это пару дней и пришли к тому, что если пропущу остаток сезона, то так будет спокойнее, я не буду об этом жалеть. Я сказал об этом Харе, Бержерону и Тууке Раску, и объяснил, что происходит. Бержерон перезвонил, и мы проговорили почти час. Он поддержал меня и заявил, что любое решение в интересах семьи будет правильным.

У моего сына проблемы с сердцем с рождения и многие игроки «Бостона» были рядом со мной, когда ему, двухнедневному ребенку, делали операцию. Игра игрой, но все понимали серьезность происходящего и помогли мне. Сын с супругой прилетит в Казань в начале сентября, и я с нетерпением жду их. Очень соскучился.

– Жизнь удивительна. В прошлом году вы прятались от коронавируса, а в этом – поехали с семьей на другой континент в незнакомую страну.

– И никто из нас даже не знает языка (смеётся). Моя благодарность клубу и сотрудникам базы, которые делают всё, чтобы нам было комфортно. Семья Пера прилетит в октябре, у него тоже есть маленький ребенок, так что скучно нам не будет.

Фото: ak-bars.ru

– Вы раньше вообще бывали за границей?

– Я играл с юниорской сборной США на турнирах в Германии, Словакии и Чехии, но это было очень давно. У меня есть друзья, которые живут в Греции, и они рассказывали интересные вещи о Европе. Моему сыну сейчас два года. Ещё несколько лет – и ему нужно идти в школу, и тогда путешествовать по миру будет сложно. Мы подумали, почему бы не совместить знакомство с новыми странами с игрой в КХЛ. Когда еще появится возможность увидеть мир?

В США есть всё, чтобы можно было не выезжать за пределы страны. К примеру, я живу во Флориде, 45 минут на самолёте – и я на Багамах. Это райское место. О чем ещё можно мечтать, верно? В тоже время нужно помнить, что мир огромен, и если есть шанс его посмотреть, им нужно воспользоваться.

– У вашей супруги был чек-лист вещей и мест, которые должны были быть в городе, где вы окажетесь?

– Моя супруга в этом плане очень простая. Последние пару лет она провела дома, ухаживая за малышом, так что ей хотелось освежить обстановку и увидеть что-то новое.

– Я читал, что она увлекается рыбалкой.

– Она обожает рыбалку. Я больше люблю гольф, а она готова рыбачить днями напролёт. Зайдите на её страничку в инстаграме – там фото с большим тунцом, которого она поймала. Рыбалка помогает ей расслабиться, забыть о проблемах. Это её хобби. Когда она уходит на рыбалку, я спокойно отпускаю её, но с условием, что у нас будет рыба на обед.

– А у вас есть увлечения, помимо хоккея?

– Я люблю историю. Я с удовольствием прогулялся по Казанскому кремлю, посмотрел музеи и старинные здания в городе. Дед по маминой линии служил в береговой охране, а по линии отца был военным медиком. Они участвовали во Второй мировой войне, и мне интересна эта тема. Всегда хотелось побывать в Риме и Афинах. Понимаю, что это очень банально, но мечтаю увидеть Колизей, архитектуру Древней Греции. В США такого не найти – там не увидишь здание, которому 800 лет. Интересно узнать, как и откуда все начиналось.

ДОСЬЕ «БО Спорт»
Стивен КЭМПФЕР
Амплуа: защитник
Дата рождения: 24 сентября 1988 года
Место рождения: Анн-Арбор, Мичиган (США)
Карьера: «Университет Мичигана» – 2006 - 2010; «Провиденс» (АХЛ) – 2010 - 2012; 2018 - 2020; «Бостон» (НХЛ) – 2010 - 2012; 2018 - 2021; «Миннесота» (НХЛ) – 2011/12; «Хьюстон» (АХЛ) – 2012/13; «Айова» (АХЛ) – 2013/14; «Сан-Антонио» (АХЛ) – 2014/15; «Флорида» (НХЛ) – 2014 - 2016, 2016/17; «Нью-Йорк Рейнджерс» (НХЛ) – 2016/17, 2017/18; «Ак Барс» (Казань) – с сезона 2021/22.
Достижения: обладатель Кубка Стэнли (2011).
В регулярных чемпионатах НХЛ сыграл 231 матч, набрал 39 (15+24) очков при показателе полезности -1.

Максим Столяров
Оценка текста
+
28
-