комментарии 18 в закладки

«Больше мечтаю выиграть Лигу чемпионов, чем перейти в какой-то клуб». Первое большое интервью Кварацхелии

Грузинская звезда «Рубина» – о драках, путешествиях и концентрации на футболе.

«Бавария», «Ювентус», «Милан», «Аякс», «Наполи» — список европейских топ-клубов, которым СМИ приписывают интерес к полузащитнику «Рубина» Хвиче Кварацхелии, пополняется каждую неделю. Если раньше казанский клуб подчёркивал, что к нему никто не обращался с официальными предложениями, то с приближением трансферного окна отрицать повышенный интерес к нападающему стало уже невозможно. Главный тренер «Рубина» Леонид Слуцкий в недавнем интервью «Матч ТВ» поделился прогнозом: «Я думаю, что он уйдёт этим летом». По его мнению, грузинскому таланту лучше попробовать себя в командах второго эшелона какого-либо европейского чемпионата, а не сразу идти в топ-клуб.

Вполне возможно, что Кварацхелия уже провёл свой последний матч за «Рубин». В матче 26-го тура чемпионата России с «Уралом» (1:0) он получил травму задней поверхности бедра и покинул поле. Повреждение вряд ли скажется на футбольной карьере Хвичи, но восстановление займёт несколько недель. Несколько недель остаётся и до завершения чемпионата России. Генеральный директор казанского клуба Рустем Сайманов свою позицию по Кварацхелии озвучивал ранее в интервью нашему изданию: вечно удерживать грузина в Казани не получится, но в следующем сезоне «Рубин» все же на него рассчитывает.

В преддверии судьбоносного для Хвичи трансферного окна мы узнали, какой он человек и о чём думает. 20-летний игрок живёт в Казани всё ещё на клубной базе, а отвлекается от футбола только когда включает игровую приставку. Но в Грузии он любит путешествовать с друзьями, играть с ними в минифутбол, есть эларджи — кукурузную кашу с сыром. А своим любимым игроком, как выяснилось по ходу разговора, он считает Георгия Кинкладзе. Тот тоже родился в Грузии, удостоился внимания европейских клубов («Манчестер Сити» и «Аякс») и играл за «Рубин». Но если Кинкладзе попал в Казань на излёте карьеры, то Хвича в её начале.

«ЕСЛИ НЕ УБИЛИ НА ТРЕНИРОВКЕ, НАДО ВСТАВАТЬ»

— Хвича, ты родился в Тбилиси, но провел всё детство в Мегрелии. Расскажи, про эту часть Грузии и про то, что она для тебя значит?

— Это моя родина. Каждый раз, когда я в Грузии, стараюсь там побывать. Это одно из мест, которое я советую любому, кто бывает в нашей стране. Местность в нашем регионе самая разная: и горы, и равнины. Живут там трудолюбивые люди: они много работают, стараются что-то выращивать, держат  фермы.

— Ты ведь мегрел?

— Да, об этом говорит окончание моей фамилии. У мегрелов есть небольшие различия с остальным этносами Грузии. Например, кухня. У нас есть коронное блюдо эларджи. Мегрелия — красивейшее место, советую всем там побывать. Вообще, каждый регион в Грузии по-своему красив. Не просто так туристы, когда приезжают в нашу страну, стараются посетить больше мест, потому что тяжело выбрать только одно.

Фото: Alexander Farnsworth, picture alliance, globallookpress.com

— Первые футбольные шаги ты делал в Тбилиси?

— Когда мне было около пяти я начал играть в футбол в своём тбилисском дворе. Уходил из дома рано утром, а возвращался поздно вечером. Ближе к восьми годам начал играть в детской команде «Аваза», а в 11 лет оказался в системе тбилисского «Динамо».

— Не было страшно переходить в систему одной из ведущих команд в стране?

— Волнение не испытывал, особенно не переживал. Конечно, понимал, что «Динамо» — команда с огромной историей, но переход туда был только радостным событием.

— В детстве ты играл в футбол со взрослыми?

— Да, но это не была профессиональная игра — всё на уровне двора. Но эти парни играли хорошо. Некоторым из них было по 20 лет. Для меня это был хороший жизненный опыт.

— Старшие не лупили по ногам, за то что ты их постоянно обводил?

— Чуть-чуть, да (смеётся). Было больно, но совсем немного.

— Слуцкий рассказывал, что после твоего падения на первой тренировке начал штрафовать игроков, которые просят медпомощь и после этого, тем не менее, продолжают занятие.

— После первого случая меня не штрафовали. Но теперь — да, такая практика есть. Как происходит болезненный контакт, мы сразу же встаём и продолжаем тренировку. Если не убили, надо вставать.

— На каких полях приходилось играть в детстве?

— У нас было асфальтированное поле. Потом сделали хорошее с травой. Но когда там играли старшие, нам не всегда давали выйти и всё равно приходилось играть на асфальте. Из-за этого все колени постоянно были ободраны.

Фото: Андрей Титов, БИЗНЕС Online

— Какие околофутбольные игры предпочитал в детстве? У нас есть «три банана» и «300». Есть в Грузии что-то подобное?

— У нас есть игра «105». Надо попасть в перекладину или в штангу и это приносит очки. Надо попасть в каркас, а уже потом забить (идентичные правила с российской игрой «300» — ред.). Ещё есть игра «очко». Надо забить через игру верхом. Пробивать можно только после навеса (идентично с «Три банана» — ред.).

— А зимой во что играли?

— Мы заливали водой снежные горки и катались вниз головой вперёд. Конечно, и в футбол играли. Снег, дождь — без разницы. Но в Грузии снег бывает гораздо реже, чем в России.

— Ты оказался во взрослой команде «Динамо» в 15 -16 лет. Как проходили первые тренировки с основой?

— Сперва было тяжело. Играть со взрослыми в 15 лет — огромная нагрузка. Но я ко всему привык, потому что нужно приспосабливаться, если хочешь играть в футбол на высоком уровне.

— Там был ещё один молодой талант — Зурико Давиташвили, с которым ты играл и в «Рубине». Еще в Грузии подружились?

— Мы вместе с 11-ти лет. Когда были маленькие, всё время играли бок о бок. Если я с ним вместе в составе, то игра идёт. Я очень хорошо чувствую его действия на поле: куда он отдаст пас и в каком месте откроется. Он талантище. Считаю, что у него есть все возможности играть в большом клубе.

— В советские времена «Динамо» считалось суперклубом, успешно играл в еврокубках. Что сейчас представляет из себя эта команда в сравнении с «Рубином»?

— Инфраструктура у «Рубина» более развита, чем в Тбилиси. Там не хватает хороших полей. При этом у «Динамо» хорошая база. В Грузии есть всего 3 - 4 команды с подобными условиями, с хорошими аренами.

— Если «Рубин» будет играть с чемпионом Грузии, как закончится эта игра?

— «Рубин» выиграет, конечно. Но в Грузии есть классные команды. «Локомотив» из Тбилиси, к примеру, выбил московское «Динамо» из еврокубков. В Грузии индивидуально очень сильные футболисты, что делает чемпионат хорошим. Мы сейчас идём неплохо, есть прогресс и развитие. Строят стадионы, базы.

— В России футбол принято считать тактическим и оборонительным. А какой футбол в Грузии?

— Действительно, в «Рубине» и вообще в России совершенно другая тактика игры, больше мыслей об обороне. В Грузии сейчас тоже начинают играть за счёт защитных действий. Но, конечно, грузинский менталитет диктует своё, и футболисты берут игру на себя. Индивидуальные действия присутствуют, этого не отнять.

— С точки зрения тактики было сложно перестроиться, когда приехал в Россию?

— Было легко, потому что в «Локомотиве» главным тренером был Юрий Сёмин. С ним поговорил и сразу же понял, что надо делать. Конечно, тренировался, смотрел за другими игроками «Локомотива» и в итоге научился. Не было такого, чтобы меня на тренировке водили за руку.

— После «Динамо» ты играл в «Рустави». Почему решился на переход из гранда в клуб ниже классом?

— Мамука Джугели - мой агент - строил эту команду. Мне сказали, что там больше перспектив, больше игрового времени. Для меня тогда было важнейшим фактором игровое время. Решил, что лучше там играть, чем тренироваться в «Динамо».

— Что из себя представляет Рустави?

— Это небольшой город в 40 минутах езды от Тбилиси.

— И каково было переехать туда после большого города?

— Мы тренировались в Тбилиси и все домашние игры тоже проводили в столице, потому что у «Рустави» в этот момент строился стадион. Болельщики приезжали на каждую игру, не было проблем.

— Как вообще с болельщиками в Грузии дела обстоят?

— Немногие ходят на футбол, но их очень хорошо слышно. Есть команды, игры которых посещают массово. Например, «Динамо». У него очень хорошие фанаты. «Торпедо» из Кутаиси тоже сильно поддерживают.

Фото: Сергей Елагин, БИЗНЕС Online

СЧИТАЛ ОТЦА ЛУЧШЕ МЕССИ И РОНАЛДУ

— Ваш отец Бадри Кварацхелия — бывший футболист. Он был твоим первым тренером?

— Конечно, но никогда не было такого, чтобы он заставлял меня заниматься. Он никогда не выгонял меня на поле, каждый раз это было только моё личное желание. Мой папа во время своей карьеры забил много голов, выступая в чемпионате Азербайджана. Даже выступал за сборную Азербайджана.

— У него была длинная футбольная карьера. Что ты об этом помнишь?

— Нет, я ничего не помню, был слишком маленький тогда. Но у нас есть записи его матчей, я их смотрел. Знаете, мне маленькому говорили, что лучшие — это Месси и Роналду, но я думал, что мой папа играл лучше, чем они.

— Почему отца вызывали в сборную Азербайджана?

— Мне тяжело ответить на этот вопрос, потому что мы не затрагивали эту тему, совсем об этом не разговаривали. Но мой отец действительно много времени провёл, играя в чемпионате Азербайджана. Думаю, это был его личный выбор. Даже не знаю, как в то время к этому отнеслись в Грузии.

— Но теперь он живёт в Грузии. Чем сейчас занимается?

— Пару лет назад закончил тренерскую деятельность по своему желанию. Отчасти это было связано проблемами со здоровьем. Лучше, если он будет сидеть дома и смотреть за моей игрой.

«ЛЮБЛЮ ЧАК-ЧАК. ЭТО ВКУСНО»

— С приходом Слуцкого в «Рубин» из команды ушли почти все грузины, летом уехал и Зурико. Загрустил в этот момент?

— В первое время мы были вместе с Зурико, но когда он ушёл, да, я остался один. Поэтому сейчас я говорю на русском больше, чем раньше. У нас до этого был Ника Кипиани, который мог помочь с переводом. По поводу языка есть, кстати, история: к нам приходила учительница русского. Она провела первый урок — всё отлично. На втором занятии она начала объяснять грамматику, и мы поняли, что это слишком сложно. В итоге не согласились учиться дальше.

— А в школе как было с русским языком?

— После третьего класса в Грузии все учат английский и русский.

— То есть ты плохо учился?

— Нет-нет, я учился прилежно. До девятого класса. Но после этого начались тренировки по утрам со взрослой командой. Я вообще не ходил на занятия. Сейчас тинейджеры в Грузии вообще не учат русский язык, все знают английский. Но старшее поколение разговаривает на русском.

— Как вообще к России относятся в Грузии среди вашего поколения?

— Политический вопрос. Не хотел бы это комментировать.

— Интересно узнать твое мнение о Казани и Татарстане. Есть отличия от остальной России?

— Каких-то особенностей региона мне на себе испытать не довелось. Всё же я большую часть времени провожу на базе. Могу сказать, что люблю чак-чак. Это очень вкусно!

— Но когда переходил в «Рубин», понимал, куда?

— Я знал команду, потому что здесь играло много грузин. И я с ними разговаривал перед трансфером. С Нукри Ревишвили, с Лашей Салуквадзе, с Давидом Квирквелией.

— Тебе на тот момент было 18 лет. Как вышел на контакт с уже взрослым игроком Лашей Салуквадзе?

— Мы ведь вместе были в «Динамо». Я тогда только начинал, а он заканчивал карьеру. Проводили с ним вместе сборы.

— Что говорили Салуквадзе и остальные о Казани?

— Говорили, что хорошая команда, красивый город и все дела. Но я о сопутствующем не думал, мне важен был только футбол.

— На тот момент твой одноклубник по «Локомотиву», также поигравший в Казани, Соломон Кверквелия, может быть, тоже что-то говорил?

— Да, конечно. Он знал, что у меня есть вариант с Казанью. Несмотря на его прошлое в «Рубине», он всё равно говорил, что это хорошая команда, и что это будет хорошее время для меня.

— А вообще у грузинских футболистов есть какая-то общность?

— Да, поколения общаются между собой, дружат. Например, родители Зурико и мои родители в очень хороших отношениях. У Зурико папа тоже футболист — был очень сильным бомбардиром. Кстати, он был нашим тренером, когда мы учились в академии «Динамо» в Тбилиси.

— Кто вообще самый популярный футболист в истории Грузии?

— Думаю, Каха Каладзе. Очень сильный футболист, два раза выиграл Лигу чемпионов. Из атакующих игроков Георгий Кинкладзе. У него был талант как у Месси, но он его не реализовал. Думаю, он мог бы выиграть «Золотой мяч». Третьего назвать сложно, было много сильных — братья Арвеладзе, Темури Кецбая. Всех не перечислишь.

Каха Каладзе / фото: Alexander Chernykh, Russian Look, globallookpress.com

— Кто любимый из грузинских игроков?

— Мне нравилось, как играл Кинкладзе, но самым успешным стал Каладзе. Они мне очень нравились. Я тогда в силу возраста не мог смотреть игры Кинкладзе, зато теперь есть возможность пересматривать. Такой талант! В Грузии все говорят, что у него был огромный потенциал.

— И он тоже поиграл в «Рубине», правда, очень мало и не очень удачно.  Ты с Кинкладзе лично знаком?

— Да, мы общаемся. Их поколение мне всё время повторяет, что нужно быть профессионалом и все делать ради футбола.

ЗАБОЛЕЛ КОВИДОМ ПРЯМО ПЕРЕД ИГРОЙ С МАКЕДОНИЕЙ

— До сих пор продолжаешь жить на базе «Рубина»?

— Да, конечно. Лучше жить на базе, потому что так я чувствую себя более профессионально. Если бы я снимал жильё, это отнимало бы время.

— Но от футбола ведь иногда надо отдыхать…

— С друзьями могу сходить на хоккей или баскетбол. Друзья — это одноклубники. Вне команды в Казани мне не с кем особенно общаться. Только когда был переводчик Заза, мы с ним ходили в ресторан. На самом деле по-настоящему себе позволить отдохнуть я могу только в паузе, когда уезжаю домой. Тут я сконцентрирован.

— Бывал на хоккее?

— Один раз ходил на матч «Ак Барса». Не видел шайбу и ушёл после первого периода (смеётся). Казанцы уже выигрывали к тому моменту 3:0, и было неинтересно. Но у нас в команде любят хоккей, парни постоянно ходят.

— Хоккей увидел впервые именно тут?

— Да, в Грузии хоккея совсем нет. Ни разу не видел там ледовые площадки.

— На игры УНИКСа ходишь?

— Очень хочу сходить на матч финала Кубка Европы с «Монако». Но часто происходит, что у них игры параллельно с нашими выездами. Поэтому сходить не получается.

— Футбол — самый популярный вид спорта в Грузии?

— Да, конечно! Но есть ещё регби и баскетбол. Также теннис, на который обращают много внимания.

— Как проходит твой отдых в Грузии?

— Вместе с друзьями мы путешествуем. В последний раз ездили к сернистым источникам. Ведь у нас всё есть! Хочешь море? Пожалуйста — Батуми. Может быть, когда-нибудь начну ездить отдыхать в другие страны, но сейчас в Грузии. За этот год из-за коронавируса мало времени провёл с семьёй, поэтому лучше отдыхать с родными в Грузии, чем куда-то лететь.

— Когда родные в Казань приезжали в последний раз?

— До карантина. Сейчас они дома, потому что лучше коронавирусное время переживать там, где с этим попроще.

— Ты ведь переболел COVID-19?

— Да, был в тот момент в Грузии. Сидел, играл в компьютер, и всё. Жил в своём доме, там тогда никого не было. У меня два дня была температура 37,2 — 37,4, а в остальном всё так же, никаких особенностей. Я заболел ковидом за пару дней до игры с Македонией и её пришлось пропустить.

— Команде, наверное, именно тебя не хватило в этой важнейшей игре… 

— Не знаю. Но все в Грузии сильно из-за этого переживали. Очень тяжело ощущал себя — шанс попасть на чемпионат Европы до этого никогда не представлялся. Не знаю, когда представится в следующий раз.

Фото: Andreas L Eriksson, Keystone Press Agency, globallookpress.com

— В Грузии ты уже суперзвезда?

— Нет!

— Но тебя же признали лучшим игроком в стране...

— Это хорошо, конечно, но мне ещё есть над чем работать. Да, признание — это прекрасно, но я не обращаю на это внимание. На улицах, конечно, узнают. Фотографируются, берут автографы. Многие начали следить за матчами «Рубина».

— Нет такого, что раньше говорили, ты — сын Бадри Кварахцелии, а теперь говорят про него, что он — отец Хвичи?

— (Смеётся) Каких бы высот не удалось достичь, я всё же сын своего отца. Но, конечно, превзойти его карьеру очень бы хотелось.

— Грузины считаются хорошими певцами. Ты как поёшь?

— Конечно, я люблю петь. Но не могу сказать, что у меня это хорошо получается. Из музыки нравится рэп. В Грузии он  тоже на высоком уровне. Самый яркий представитель грузинского народа в рэпе — L`One. 

— Он все же российский рэпер. какую еще российскую музыку слушаете?

— Да, очень много. Сейчас у меня в плейлисте хватает русскоязычных исполнителей. Из последнего — «Горький вкус». В Tik Tok набрало много просмотров видео, как я пою под эту песню.

УЗНАЛ СЛУЦКОГО ПО ВИДЕОИГРЕ

— Ты достаточно неожиданно оказался в «Рубине» в 2019 году. Сложилось впечатление, что за тебя всё решили. Это так?

— Нет, мы решили вместе с агентом. Обговаривали этот момент. Я не сомневался, что «Рубин» — сильная команда. Я разговаривал с бывшими игроками, набирал информацию и в итоге принял это решение вместе с агентом.

— Ты всего полгода был в московском «Локомотиве», но успел поработать с Сёминым. Что дал тот опыт?

— У нас до сих пор очень хорошие отношения. Я ему очень благодарен, так как многому научился у него не только на поле, но и за его пределами. Что-то конкретное выделить сложно. Если говорить о футболе, Сёмин дал мне очень многое в понимании командной игры. Могу сказать, что мы с ним лично разговаривали достаточно часто.

— Сейчас тебя тренирует Слуцкий. С его приходом в команду ты сразу же стал лидером. Можно сказать, что это знаковый тренер для тебя?

— Конечно, его приход в команду стал для меня важным событием. При Романе Шаронове я не играл, потому что он решил, что я не готов играть в старте. Так бывает, у каждого тренера есть своё видение. Слуцкий пришёл, дал шанс, и я, думаю, сумел им сполна воспользоваться. Конечно, тем, что было до Слуцкого, я был недоволен. Каждый футболист хочет играть много. Но я тренировался на 100 процентов, не обращал внимание на это. Слуцкий же это сразу увидел и оценил.

— С Шароновым были разговоры про недостаток игрового времени?

— Когда сезон начался, я немного играл. Но через месяц-полтора выпал из состава и оказался на скамейке. Конечно, спросил у тренера, почему так. Но после второго раза перестал задавать такие вопросы. Чего-то конкретного из этих разговоров не помню, но могу сказать одно: я благодарен Шаронову за то, что он выработал во мне желание бороться, умение не опускать руки и больше трудился. За это стоит сказать ему «спасибо».

— Говорят, Шаронов держит дистанцию с игроками в отличие от Слуцкого.

— У Слуцкого со всеми игроками отличные дружеские отношения. Но я не могу сказать про Шаронова, что он держал какую-то большую дистанцию и не подпускал нас к себе. Он тоже был довольно дружелюбным.

Леонид Слуцкий / фото: Сергей Елагин, БИЗНЕС Online

— Представим такую ситуацию: Слуцкий стал тренером сборной России и предложил тебе играть за нашу страну. Что ответил бы?

— Я грузин, родился в Грузии и буду играть за свою страну в любом случае. Да, шансов оказаться на чемпионате мира и чемпионате Европы меньше, но это моя родная страна. Райан Гиггз играл за Уэльс и никуда не попал, а потом пришёл Гарет Бэйл и вывел команду в чемпионат Европы. У каждого свой путь.

— У Слуцкого очень интенсивные тренировки. Тяжело было приспособиться к его требованиям в плане нагрузок?

— Когда пришёл в «Локомотив» — да, почувствовал тяжесть высоких нагрузок. Но в «Рубине» уже не нужно было привыкать, потому, считаю, что был готов физически. При этом я бы не сказал, что тренировки у Слуцкого сильно труднее, чем у Шаронова. Да, есть различие в деталях. Например, у Шаронова работа больше связана с тактикой, а у Слуцкого — с мячом.

— Про Слуцкого вообще что-то слышал до его прихода в «Рубин»?

— Конечно, я знал о его этапе карьеры в «Халле» и «Витессе». Даже по ЦСКА его помню, потому что в PES (компьютерный футбольный симулятор — ред.) тогда играл. Кстати, играл тогда там за Олега Шатова, а сейчас тренируюсь и играю вместе с ним.

— Против кого в России индивидуально сложнее всего играть?

— С «Химками» было тяжело, потому что они очень организованно играли в обороне. Защитник Дмитрий Тихий каждую минуту был рядом со мной. Тяжело, когда соперник играет персонально. А когда вдвоём играют против меня — ещё сложнее.

— Если оставить «Рубин» за скобками, кто самый сильный футболист России?

— Никола Влашич, конечно. Ещё назову Вандерсона и Артёма Дзюбу. Все очень хорошие футболисты, мне нравятся. Сердар Азмун ещё. Он знает где нужно открываться и то, как он прыгает, — это просто вау!

Никола Влашич / фото: Сергей Елагин, БИЗНЕС Online

— Как реагируешь, когда с тобой жёстко играют?

— Я уже привык. Знаю, что будут так играть. Бывает так, что я просто стою и кто-то идёт мне локтем в нос. Но это футбол, так бывает. Злости у меня на такие действия нет, лучше ответить футболом и игрой. Физически дать сдачу — не выход.

— Ты вообще когда-нибудь дрался?

— С друзьями во дворе — конечно. Хотя мы друг друга очень любим, отлично друг к другу относимся, но постоянно дрались.

— Тебе часто в детстве тренеры говорили не тянуть одеяло на себя, чаще делиться с партнёрами?

— Так практически не говорили. Иногда я сам чувствую, что уже нужно делиться. Нужен баланс.

— Твои нынешние навыки — это же заслуга детского тренера, который давал играть за счёт дриблинга, а не заставлял действовать на команду.

— Да, и я могу назвать четверых таких тренеров, которые на меня больше всего повлияли. Они мне говорили делать то, что хочу. Папа Зурико — Сулико Давиташвили, он нас очень поддерживал в этом плане. До него я маленький занимался у Анзора Зукакишвили в «Авазе». С ним я вырос. Был ещё Давид Имнадзе — тоже очень хороший тренер, пусть и молодой. А ещё, уже когда был повзрослее в «Динамо», тренировался у Владимира Какашвили. Он, кстати, тоже играл в России, в «Локомотиве». Хороший человек, который помог мне уже на высоком уровне.

ВСЕ МЫСЛИ О БУДУЩИХ ИГРАХ ЗА «РУБИН»

— Каждую неделю появляются новости, что тобой интересуется какой-то из зарубежных клубов. Не сегодня так завтра «украдут» в хорошем смысле. Тебе самому вообще в каком клубе хотелось бы играть?

— С детства я болел за «Реал Мадрид». Но мечтаю больше выиграть Лигу чемпионов, чем перейти в какой-то конкретный клуб.

— Мы уже в редакции хотим создать рубрику «Клуб, который ещё не интересовался Хвичей». Их всё меньше и меньше. Как реагируешь на эти новости?

— Я об этом не думаю, честно. Сейчас каждый день все мысли о будущих играх за «Рубин» — каждая из них важнее. Думаю больше о том, что будет в недалёком будущем. Остальное мне неинтересно. Иногда в раздевалке партнёры говорят об этом, а я сам специально не смотрю.

— Больше за Роналду переживаете или за Месси?

— За Роналду. Месси очень красивый футбол показывает. Он лучший футболист — номер один без вопросов. Не может не нравиться то, что он делает. Но Роналду номер один как спортсмен. Считаю, что их сравнивать некорректно, потому как оба на высочайшем уровне, но по-разному. Я предпочитаю Роналду.

— А кто за ними третий?

— Был Неймар, а потом Мбаппе. Он скоро начнёт выигрывать золотые мячи.

— Подглядываете у них какие-то элементы или финты?

— Конечно, у всех стараюсь смотреть, запоминаю что-то. Учиться нужно именно у таких игроков. Хорошо запомнил гол Мбаппе «Баварии». Как он убрал в строну и пробил вратарю между ног. Он так и хотел пробить, но это очень тяжело, потому что обычно эти места закрыты. Нужно учиться. Если видишь, что какой-то футболист имеет свой профессиональный элемент — почему бы не взять это себе на вооружение и не использовать в игре?

— Перед тем, как пойти в обводку, продумываешь свои действия? Или всё приходит интуитивно?

— Это всегда больше интуитивное, потому что загадать что-то и заранее продумать финт невозможно. Во время игры это приходит само по себе.

Фото: Андрей Титов, БИЗНЕС Online

— У кого в «Рубине» больше всего учишься? Не обязательно финтам...

— У каждого партнёра чему-то учусь. Например, Шатову - 30 лет, и мне очень импонирует, что в этом возрасте он каждый день в тренажёрном зале. Постоянно его там вижу. Это большой показатель.

— Как выглядит твой распорядок дня и режим еды?

— Стараюсь убрать из рациона всё жирное и мучное. В принципе всё, что готовят у нас на базе, способствует правильному режиму питания. Не готовят жирную еду, а значит мы не будем её есть. Сон? Стараюсь ложиться до 23:00. Иногда сплю днём, из-за чего бывает проблематично сразу уснуть ночью. Но за день до игры стараюсь не спать в обед, чтобы хорошо выспаться ночью. Также за день до матча исключаю игры на приставке. Могу поиграть только на телефоне.

— А если речь об отпуске, какой там распорядок и план действий?

— Когда приезжаю в отпуск, то первые 2 - 3 дня даю себе отдохнуть. В дальнейшем поддерживаю форму: часто играю в минифутбол, совершаю пробежки, чтобы не набрать лишние килограммы.

— Минифутбол не опасен? Всё-таки жёсткая поверхность.

— Риска нет. Тем более я играю со своими друзьями и они знают, что меня нельзя бить по ногам. С ними очень интересно, на самом деле. Приходит много людей, чтобы посмотреть на это. Есть парни, которые очень хорошо играют.

— В клубе ты «накручиваешь» игроков сборных, а там, наверное, совсем неинтересно играть?

— Нет-нет, они очень сильно играют. Там бывает тяжело, потому что все грузины с классной техникой.

— Напоследок хотели спросить: Рустем Сайманов говорил, что очень хочет сохранить тебя в команде на следующий год. Согласишься?

— Не знаю. Ответить на этот вопрос сейчас сложно, потому что не знаю, что будет завтра. Я живу сегодняшним днём. Всегда есть куда развиваться, всё зависит только от самого себя.

Александр Дегтярёв
Оценка текста
+
60
-