комментарии 45 в закладки

«Приложу максимум усилий, чтобы оставить Хвичу». Большое интервью Рустема Сайманова

Генеральный директор «Рубина» – о финансовом оздоровлении клуба, возвращении Лиги чемпионов и судьях.

Хотя «Рубин» всё ещё находится во второй половине таблицы российского чемпионата, занимая скромное восьмое место, команда успела громко заявить о себе на старте 2021 года. Стоило завершиться зимней паузе, казанцы обыграли «Спартак» (2:0) и «Зенит» (2:1). На недолгое время они вплотную приблизились к зоне еврокубков, чего в Казани не видели с 2015 года. Если в первом сезоне перед  главнымтренером Леонидом Слуцким стояла задача хотя бы сохранить прописку в премьер-лиге, то сейчас можно задуматься и о месте в четвёрке.

Графика: Альберт Мифтахутдинов, БИЗНЕС Online

Однако, как стало понятно из нашего разговора с Рустемом Саймановым, о еврокубках можно только задуматься. Генеральный директор вспомнил 2018 год, когда он вернулся в клуб, который когда-то приводил к двум чемпионским титулам. Стоило Сайманову начать работу, над клубом повисла угроза бана за нарушение финансового регламента УЕФА. Союз на два года лишил казанцев даже теоретического шанса играть в еврокубках. Это оказалось горьким, но в чём-то полезным лекарством. «Рубин» разгрузил платёжную ведомость, стал закрывать долги (процесс не завершён) и выстраивать новую команду вокруг Слуцкого.

Сегодня в «Рубине» уже достаточно ярких игроков, которые интересуют клубы не только в России, но и в Европе. Так, полузащитник Хвича Кварацхелии успел забить Испании в матче отборочного турнира ЧМ-2022. Даже главный тренер испанцев Луис Энрике уверен, что Хвича должен играть в европейском топ-клубе. Вокруг грузинского таланта ходят суммы уже не в 10 - 15 млн евро, которые звучали в прошлом сезоне, а в 20 - 25 миллионов. Однако, как отметил Сайманов, клуб хотел бы сохранить Кварацхелию и в следующем сезоне. Учитывая, что в зимнюю паузу ни один из лидеров команду не покинул, «Рубин» и правда рассчитывает добиться высокого результата с этим составом – и только потом задуматься о заработке с продаж футболистов, если позволит ситуация.

Фото: Сергей Елагин, БИЗНЕС Online

«ЕСЛИ ВЫЙДЕМ В ЕВРОКУБКИ, СДЕЛАЕМ ЭТО С ОПЕРЕЖЕНИЕМ ГРАФИКА»

– Рустем Фидаевич, если осенью и зимой еврокубки в ваших заявлениях звучали как фигура речи, то теперь мы видим, что за этим скрываются реальные амбиции. При этом конкретная задача по еврокубкам перед командой не стоит даже сейчас?

– Не стоит. В любом деле важно планирование. Когда мы просчитывали наши шаги в среднесрочной и долгосрочной перспективе, учитывали, что по результатам проверки 2014 года с вероятностью в 90 процентов у нас будет двухлетняя дисквалификация от участия в еврокубках за несоблюдение финансового fair play.

Мы использовали эти два года, чтобы оптимизировать расходы и улучшить финансовое состояние клуба. Следующий год отводили для обновления команды. Поэтому в планах у нас нет выхода в еврокубки в этом сезоне. Если выйдем, значит, сделаем это с опережением. Если не выйдем, постараемся сделать это в следующем году в соответствии с нашими первоначальными планами. Понятно, что мы хотим добиваться лучших результатов всегда, но мы должны быть реалистами.

Вы не продали ни одного лидера этой зимой, поэтому у людей сложилось ощущение, что амбиции самые серьёзные...

– Основная задача для нас сейчас – не подготовка игроков для продажи, а построение конкурентоспособной команды. Мы стараемся быть последовательными. После завершения дисквалификации мы стали комплектовать команду в соответствии с нашими финансовыми возможностями, видением тренерского штаба и планами развития клуба. С момента прихода Леонида Викторовича к нам присоединилось более 14-ти новых футболистов. Для реализации тренерских идей требуется время, чтобы они могли сыграться, понять возможности друг друга, и превратиться из отдельно взятых игроков в команду.

Сейчас команда находится на восьмом месте. Есть ли у неё запас прочности, чтобы ударно пройти финальный отрезок чемпионата?

– Результаты наших матчей с такими клубами как «Зенит», «Спартак», ЦСКА, говорят о том, что мы способны конкурировать с ведущими клубами нашей страны. Но насколько мы реально конкурентоспособны, узнаем только по окончании сезона.

Рустем Сайманов / фото: Андрей Титов, БИЗНЕС Online


– Когда «Рубин»
несколько лет терял очки и заканчивал в десятке, давление на вас было ниже. Сейчас же появились амбиции. Есть ли опасение, что усилившееся давление помешает?

– Нет, мы в этом плане стрессоустойчивые. Леонид Викторович готов к подобному рода ситуациям, он много лет работал под огромным давлением и знает, как готовить команду в таких обстоятельствах. Да и ребята по моим ощущениям просто получают удовольствие от того футбола, в которой мы сейчас играем.

– Насколько у «Рубина» близка к завершению история с долгами?

– Остались последние платежи. Даже не шаг, а просто дверь закрыть. В соответствии с согласованным графиком погашения задолженностей последний платеж будет в 2022 году.

– На каком месте «Рубин» находится по своему бюджету?

Думаю, что мы в восьмёрке по бюджету. Мы опережаем условный «Урал» или «Ахмат», но уступаем командам из верхней части таблицы, причём в разы. Два года назад мы были вообще десятыми по величине бюджета. «Зенит» с тех пор потратил на трансферные кампании около 100 миллионов евро, «Спартак» и ЦСКА – 50 - 70, а «Динамо» – около 60-ти. И это только затраты на приобретение игроков. Тем не менее, нам удается играть с ними на равных.

– Спонсор клуба - ТАИФ - повсеместно сворачивает свою социальную активность. До вас сокращение доходит?

– У нас отношения деловые, это же бизнес. Мы оказываем им услуги, за которые они платят деньги по договору. Да, у них сложности, как и у всей нефтяной и химической отрасли сейчас в стране, но они выполняют обязательства по спонсорским договорам в полном объёме. За это мы им очень благодарны.

Республика готова помогать клубу? Нынешние результаты позволяют обратить на себя внимание высшего руководства.

– Мы знаем, что Рустем Нургалиевич и Минтимер Шарипович – наши болельщики №1. Поддержку на всех уровнях власти, независимо от результатов, мы полноценно ощущаем во всём.

«РУБИН» ПЛАТИТ ЗА АРЕНДУ СТАДИОНА ВЫШЕ РЫНКА»

– В последнее время обсуждается тема «Ак Барс Арены». Поля там хватило только на матч с «Зенитом», а с «Химками» вы были вынуждены играть на Центральном стадионе. Какие дальше будут предприниматься шаги и сделаны ли выводы?

– Я скажу вам больше: поля не хватило даже на игру с «Зенитом». Его вообще нельзя было назвать полем. Неслучайно после игры с «Зенитом» в Казань прибыла совместная комиссия от РФС и РПЛ, которая по результатам проверки запретила проведение матчей РПЛ на «Ак Барс Арене». В этой связи, к нашему большому сожалению, мы были вынуждены покинуть стадион для проведения двух ближайших домашних матчей на Центральном стадионе. И как показала игра с «Химками», поле на стадионе Центральный пусть находилось не в идеальном состоянии, но, как отметила та же самая комиссия РФС и РПЛ, входило в тройку лучших полей в стране на тот момент.

Честно говоря, для меня загадка, как такое может происходить в одном городе. Центральный стадион узнал, что игры могут пройти у них лишь в середине февраля, когда в это время на поле лежал метровый слой снега. Надеемся, что две игры, которые мы проведём на Центральном, и две последующие игры на выезде, дадут необходимый запас времени. «Ак Барс Арена» сможет привести поле в порядок, а мы сможем вернуться на домашнюю арену и провести там оставшиеся три игры.

– Арена ссылается на то, что у «Рубина» долги за аренду под 30 миллионов. Пока клуб не заплатит, что-либо делать смысла нет...

– Начнём с того, что сумма задолженности сильно завышена. Она в разы меньше. А основное предназначение арены – это проведение домашних матчей «Рубина», на которые должны приходить болельщики и с комфортом проводить время. Наличие или отсутствие задолженности не должно влиять на качество подготовки стадиона к матчу.

Фото: Сергей Елагин, БИЗНЕС Online


– В заявлении на своём сайте «Ак Барс Арена»
также отметила, что на вашей базе и стадионе работает один и тот же подрядчик. Почему у вас он эффективен, а на стадионе – нет?

– Обслуживания полей на своей базе мы осуществляем собственными силами, без привлечения сторонних подрядчиков.

Что или кто может разрешить ситуацию между клубом и ареной?

– У нас нормальные деловые отношения с «Ак Барс Ареной», и я уверен, что нам вполне по силам самим договориться между собой. Мы находимся в системе рыночных отношений. «Ак Барс Арена» предоставляет нам услугу по аренде стадиона в игровой день. Соответственно, стоимость этих услуг должна быть рыночной. Не секрет, что клубы в России платят за аренду аналогичных стадионов не больше 2 миллионов 400 тысяч. Сейчас мы находимся в переговорах с «Ак Барс Ареной» по переходу от существующей стоимости в 3,8 миллионов к рыночной цене. Конечно, качество услуг должно быть соответствующим.

Мы сейчас активно развиваем свои медиаслужбы и работаем над нашим имиджем. Мы становимся узнаваемыми не только в России, но и за пределами нашей страны. Наши ребята из медиаслужбы признаны лучшими в РПЛ, новогодний клип «Рубина» посмотрели во всем мире, и мы получили колоссальный отклик. В этой работе мы пытаемся использовать все возможные ресурсы, в том числе и стадион. Например, гол Макарова в матче с «Зенитом» попал в аккаунт «433», где больше 30 миллионов подписчиков со всего мира. Видео собрало 860 тысяч лайков. Но в комментариях люди не обсуждают красоту момента, а спрашивают: «Они что, играют там на таких полях?» Гол-то был ярчайший: Макаров убрал победителя Лиги чемпионов и финалиста чемпионата мира Ловрена. Но никто не говорит об этом. Все видят газон и пишут: «Это поле похоже на замерзшую тундру». Вместо пиара получился антипиар.

– Смена названия с «Казань Арены» на «Ак Барс Арену» не уменьшила для вас сумму аренды? Стадион всё-таки заработал с этого.

– На нас это никак не отразилось, хотя, на наш взгляд, мы могли бы рассчитывать на какие-то дивиденды от этой сделки. Ведь упоминание нового названия стадиона в медиапространстве в основном происходит в контексте домашних матчей нашего клуба.

Вообще, мне непонятна логика выбора названия. На мой взгляд, уместнее звучало бы «Ак Барс Банк Арена», потому что сейчас возникают ассоциации в первую очередь с хоккейным клубом.

– На игру с «Краснодаром» 25 апреля вы вернётесь на «Ак Барс Арену»?

– Мы об этом мечтаем. Погода сейчас хорошая, и мы рассчитываем играть там.

«КВАРАЦХЕЛИЯ ДОЛЖЕН ПРОВЕСТИ СЛЕДУЮЩИЙ СЕЗОН В КАЗАНИ»

– Из игроков «Рубина» как минимум Хвича, Уремович и Макаров наверняка востребованы на трансферном рынке. Планируется ли в какой-либо момент распродажа?

– Как я до этого уже сказал, перед нами не стоит задачи подготовки игроков для дальнейшей продажи. Мы строим команду. И каждый из этих футболистов важен для нас. Но если в клуб поступит достойное предложение по любому из наших игроков, то мы всегда готовы рассмотреть его. Хочу подчеркнуть, достойное предложение.

– Факсы с запросами на Хвичу приходили?

– Уверен, что скоро пойдут пачками. Слушайте, ведь ему 20 лет исполнилось, грубо говоря, вчера. Он заиграл в 19 лет и только-только портфель школьный убрал. Талант! Я бы очень хотел, чтобы следующий сезон он отыграл у нас. Приложу максимум усилий, чтобы его у нас оставить. При этом я понимаю, что пересидеть Хвиче у нас тоже нельзя.

– Как вы хотите его оставить? Предложить новый контракт?

– Почему бы нет? У него и нынешний долгосрочный. Это обычная практика. К примеру, мы недавно продлили контракт со Старфельтом. Он у него и до этого был до 2023 года, а мы повысили зарплату и добавили ещё год. Старфельт пришёл на маленькие деньги. Сейчас он твёрдый игрок основы, футболист сборной Швеции. Соответственно, повышая ему зарплату, предложили ещё и продлить на год, и он с удовольствием согласился. Год назад так же продлили контракт с Уремовичем. Это часть футбольного бизнеса. Если же человек не соглашается на предложение о продлении контракта, для меня это тоже ответ. Значит, он не хочет связывать свое будущее с нашим клубом, и мы тоже к этому должны быть готовы.

Хвича Кварацхелия / фото: Сергей Елагин, БИЗНЕС Online


– В прессе говорят о 20 миллионах за Кварацхелию. Однако в Европе как будто сейчас нет живых денег. Все сделки идут через обмены: «Ювентус» хочет обменять Дибалу, «Барселона» –
Гризмана.

– На Дибалу его готов обменять (смеётся).

– У вас были истории с трансферами, которые прошли не так, как вы планировали?

– Когда я брал Реброва (украинский нападающий, перешёл в «Рубин» из киевского «Динамо» в 2008-мред.), понимал, что его обещали отпустить бесплатно. Я приезжаю. Думаю, нужно предложить хотя бы каких-то деньги, хотя бы 100 тысяч евро. Край – 200 тысяч. Приезжаю и мне говорят: «Ну, Ребров капитан команды, Сёмин против». Я напоминаю об их обещании. Мне отвечают: «Если сделаете неунизительное предложение, отпустим». Тогда я понял, что 200 тысяч не хватит. В итоге он обошелся нам в миллион, но забил пять самых важнейших голов в том сезоне. Заработали мы тогда с него 15 миллионов – их принесла Лига чемпионов.

Следите ли вы за Сердаром Азмуном?

– Конечно. Если «Зенит» станет чемпионом, мы получим миллион евро, а потом 20 проентов с последующей продажи.

Есть ли перспективы у него попасть в Европу?

– Я сейчас даже не могу сказать, хочет он туда или нет. Раньше хотел точно, на данный момент – не уверен. Может, он хочет дождаться окончания контракта и потом куда-то пойти. В таком случае мы ничего не получим. 12 млн заработали и хватит.

«НЕ ВИЖУ СМЫСЛА ОТКРЫВАТЬ В КАЗАНИ КЛУБЫ ФНЛ И ПФЛ»

– У коллег на Sports.ru вышло исследование, сколько воспитанников играет в клубах РПЛ. У «Рубина» неутешительный ноль.

– Нужно вспомнить Набиуллина в «Сочи» и Степанова в «Роторе». Если брать прошлый год, то порядка пяти воспитанников играло только в нашей команде, так что цифры не всегда корректные. Если в нашей системе появится игрок, готовый заявить о себе в главной команде, то он, конечно, никуда не денется и через наше сито точно отсеется.

В нашей академии высоквалифицированые тренеры, старший методист – испанец Эфрен Перейро. Тренировочный процесс построен с точки зрения развития игроков. Нам, например, результат игр команд академии не важен – интересует только прогресс футболистов. Мы постоянно привлекаем воспитанников академии к тренировкам основной команды. На сборах в этом году с нами были Степан Суриков и Мишель Пухаев, Никита Янович, которые выглядели очень прилично и сейчас попадают в заявку на матчи основной команды. Есть и другие ребята на подходе.

Тем не менее, воспитанников немного. Это конкуренция такая высокая или отсутствие традиций?

– Сейчас практически на каждой позиции главной команды играют представители сборных. Выпускникам нашей академии действительно выиграть конкуренцию непросто. Об отсутствии традиций я бы не стал говорить, потому что в разные годы у нас играло много своих воспитанников.

На знакомые татарстанские фамилии ведь приходишь с другим настроением…

– Я вам так скажу – когда Степанов, Сагитов, Абдуллин выходили за основную команду, а «Рубин» с ними в составе обыгрывал «Зенит», я сам получал удовольствие от того, что играют наши ребята. И я уверен, что наша академия в дальнейшем будет выдавать собственных воспитанников. У нас всё для этого есть.

– Может ли «Рубин» создать фарм-клуб в ФНЛ и ПФЛ, чтобы готовить там выпускников академии к взрослому футболу?

– Нет. Честно говоря, не вижу необходимости во второй команде. На мой взгляд, более эффективным шагом для развития футболиста будет его аренда в клубы ФНЛ или РПЛ, где он гарантированно получит игровую практику.

– Почему у вас не получается выстроить систему с «Нефтехимиком»? Они могли бы брать в аренду ваших игроков.

– Мы взаимодействуем. В настоящий момент у нас играет Макаров, которого мы взяли из «Нефтехимика», а у них находится в аренде наш воспитанник Агапов. До недавнего времени там также был Абдуллин. Надо понимать, что перед «Нефтехимиком» стоят свои задачи. Игроки, которых мы можем туда отдать, могут не устраивать тренера в Нижнекамске. Но мы всегда на связи и постоянно взаимодействуем.

«ЛИГА ЧЕМПИОНОВ В ПЛАНАХ»

Как у вас построено общение со Слуцким? Вы спрятали его от всего бытового и позволили просто заниматься футболом?

– Безусловно. Что касается финансов, Леонид Викторович не любит даже разговоров о них. Сколько стоит игрок, какая у него зарплата – ему неинтересно. Это правильная тренерская позиция, на мой взгляд.

– Как вы разделяете обязанности с Олегом Яровинским?

– Он ведёт практически все переговоры. Иногда могу подключаться и я. Сейчас мне это легко и удобно, плюс он говорит на всех языках. Я привык всё делать сам, а не поручать кому-то. Всю жизнь так работал, а сейчас у меня появился соратник, с которым мы мыслим одинаково.

Мы все постоянно находимся внутри процесса, присутствуем на тренировках, посещаем теоретические занятия команды. Это очень помогает нам реально оценивать возможности каждого игрока и позиции, которые необходимо усилить.

– Насколько селекции помогает опыт работы Слуцкого за границей?

– Очень сильно. Поработав с Яровинским в Европе, они не только стали более опытными, но и не понаслышке узнали возможности многих игроков, играющих в Европе, стали контактировать напрямую с огромным количеством футбольных людей в Англии и Европе. Конечно же, это очень помогает нам в работе.

Можно ли считать Слуцкого самым сильным тренером в России?

– Я в этом уверен на 100 процентов. Слуцкий является многогранной личностью. Мало того что это высококлассный, опытный тренер, он разносторонний человек с потрясающим чувством юмора. С ним можно поговорить на любые темы, будь то театр или история. Я других таких специалистов не знаю. Слуцкий самодостаточен и не боится показать, что он чего-то не знает. Это помогает ему постоянно развиваться.

Леонид Слуцкий / фото: Сергей Елагин, БИЗНЕС Online

Что будете делать, если Слуцкого захотят переманить другие клубы России?

– Я думаю, что они не прочь его и сейчас заполучить. Но уверен, что Викторович сам туда не пойдет.

А как же возможности, Лига чемпионов?

– Мы тоже там будем! Почему нет? Мы там были и неоднократно.

Остались ли у него амбиции вновь попробовать себя в Европе?

– Если только его пригласит гранд уровня «Реала» или «Челси». В команду второго эшелона он не пойдёт, это даже не обсуждается. Поэтому я верю, что грандом сможем стать мы.

Пятилетний контракт, который вы предложили Слуцкому, – не формальность, а стратегия?

– Конечно. Когда я его приглашал, основным аргументом стало предложение поучаствовать в долгосрочном проекте. Это ему стало интересно.

«СУДЬИ ДОЛЖНЫ ПЕРЕСТАТЬ СЧИТАТЬ СЕБЯ ГЛАВНЫМИ»

В клубе этой зимой появился штаб аналитиков. Они отсматривают потенциальных новичков?

– Их задача не только в этом. Они занимаются анализом каждого соперника, готовят видеонарезки и статистические отчеты для тренерского штаба, индивидуальные видео для игроков. Скажу даже больше, они участвуют в теоретических занятиях команды, которые проводит Слуцкий, и делают нарезки важных эпизодов во время матчей для корректировок в перерыве. Также они помогают в анализе своей команды и будущих трансферах. Теперь у нас есть собственная статистическая платформа с более детализированными и усложненными метриками, что позволяет оценивать игроков и команды по критериям, которых нет в стандартных аналитических системах.

Ещё один пример их работы – анализ ситуации с жёлтыми карточками. Наш руководитель аналитического отдела Никита Васюхин привел интересные данные, что после введения системы видеоповторов в РПЛ число вторых желтых карточек выросло почти вдвое (с 0,18 до 0,32 за матч), при том, что общее количество фолов даже немного снизилось. Напомню, что по протоколу VAR никак не вмешивается в ситуациях с желтыми и вторыми желтыми карточками. Тогда почему количество жёлтых карточек увеличилось? Ради интереса мы посмотрели как с этим обстоят дела в европейских лигах до и после введения VAR. Выяснилось, что у них нет никаких изменений. Что и логично: ещё раз подчеркну, что VAR не вмешивается с предъявлением или не предъявлением желтых карточек, так почему же у нас такой рост?

Мы сами два раза пострадали в этом сезоне от несправедливо показанных вторых желтых карточек, которые впоследствии были признаны ЭСК ошибочными. Это Йевтич с «Ахматом» (затем пропустил игру с «Краснодаром») и Оливер со «Спартаком» (пропустил с «Зенитом»). И это, кстати, говорит о несовершенстве нашего регламента: почему у нас можно отменять ошибочную четвёртую желтую в сезоне, но нельзя вторую желтую в одном матче? И то, и другое влечёт за собой пропуск одной игры. Надо всё привести к общему знаменателю: либо иметь возможность отменять оба типа карточек, либо не отменять ошибочно показанную четвёртую желтую.

Как, по-вашему, должно поменяться судейство?

– Оно должно быть прозрачным и непредвзятым. Судьи должны перестать считать себя главными действующими лицами на поле.

Нужно ли увеличить зарплаты судьям?

– Только в тот момент, когда мы будем понимать, как их контролировать. Потому что простое повышение оплаты труда как правило никогда не приводит к улучшению качества выполняемой работы. Необходимо выработать чёткую систему, которая будет максимально объективно отражать размер вознаграждения судей от качества выполняемой работы. Сейчас этого нет.

– А как же взятки? Во взятках виноват и дающий.

– Безусловно. Поэтому должна появиться жесточайшая ответственность, вплоть до уголовной и, возможно, понижение клуба в лиге. Я думаю, мы созрели для этих кардинальных мер.

Глава судейского комитета Ашот Хачатурянц готов к тому, чтобы поменять работу арбитров?

– Думаю, да. Это непредвзятый человек, который не хочет на этом зарабатывать и занимается этим по зову души. Мы уверены в нём на 100 процентов. Другое дело, что это непростой процесс, да и новый для него. Необходимо время, что бы он реализовал все свои идеи и планы.

Раньше это контролировалось с теневых полей, насколько мы знаем.

– Времена меняются. При нынешнем уровне силовых структур этого давно уже нет, я вас уверяю.

Назовите трёх лучших арбитров РПЛ.

– Вилков, Казарцев, Еськов( смеётся).

Фото: Андрей Титов, БИЗНЕС Online

«СЕЛЕКЦИОННАЯ РАБОТА НЕ ПРЕКРАЩАЕТСЯ НИКОГДА»

– «Рубин» долгое время не может помочь Ин Бом  Хван. Что с ним случилось и как скоро он может вернуться?

– Он бегал во время отпуска по асфальту и у него воспалился ахилл на правой ноге. Он приехал, провёл матч на сборах и почувствовал недомогание. Поскольку игрок для нас важен, а травма могла перерасти в хроническую, мы решили дать ему паузу и возможность полностью восстановиться. Сейчас он уже приступил к беговой работе на поле, надеюсь, что он вернётся в общую группу после паузы на матчи сборных.

Сыграет ли он в этом сезоне?

– Мы на это очень надеемся.

Какова его потенциальная роль в команде?

– Один из лидеров. С ним на поле команда действуют по-другому. Он играет восьмерку, очень хорош. Читает игру, открывается, никогда не теряет мяч. Один из ключевых игроков.

– Травмирован также другой азиатский игрок «Рубина» Мицуки Сайто. Как можете описать его состояние?

– Сайто – любитель единоборств, вступает в них без раздумий и против любого. Он пробил по мячу правой ногой, в которую спустя долю секунды вкатился такой же неуступчивый Самошников. Отправили японца к одному из лучших хирургов в Финляндию, он посмотрел и сказал, что нужно делать операцию. Её сделали, сейчас ведётся работа в штатном режиме. Он снял свой «сапог». Надеемся, в следующем сезоне он сыграет, на этот мы его даже не заявляли. Очень обидно. У него полтора годы аренды и у него будет время еще себя проявить.

– Какие позиции требуют усиления на следующий сезон?

– Предела совершенству нет никогда. Если вдруг нам повезёт и будет возможность взять высококлассного игрока на конкретную позицию, который усилит нас, то мы будем заниматься трансфером. Мы никогда не прекращаем эту работу. У меня в телефоне постоянная переписка по скаутингу. Вы не представляете сколько там рассматривается футболистов.

Закрыта ли вратарская позиция в клубе?

– Да. Тем более трансферное окно закрылось. Но, как я уже говорил ранее, стратегически я готов усилить любую позицию на поле.

Голкипер обязательно должен быть с российским паспортом?

– В условиях нынешнего лимита – да.

«ОТНОШЕНИЯ С ЧЕРЧЕСОВЫМ ВСЕГДА БЫЛИ ХОРОШИМИ»

– Одно время в сборной России игроки «Рубина» были персонами нон-грата. После приглашений Юрия Дюпина и Ильи Самошникова можно ли сказать, что отношения вернулись в нормальное русло?

– Я не могу согласиться с вашим утверждением. Каждый год в сборную приглашались наши футболисты за исключением прошлого года, когда у нас играло 10 арендованых футболистов. Отношения с тренерским штабом сборной у нас всегда были нормальными.

Что касается Дюпина и Самошникова, то они реально достойны места в сборной, да и Макаров громко стучится во взрослую сборную, хотя и выступает пока в молодежной. Денис – классный игрок и уже сейчас может играть в основной сборной и приносить пользу. Слуцкий очень его высоко оценивает.

Отношения со Станиславом Черчесовым нормализовались?

– Они были и остаются очень хорошими. Он часто приезжал к нам на сборы, посетил практически все игры. Я возможности своих игроков знаю отлично. А он сидит рядом и подмечает настолько тонкие моменты в игре футболиста, которые, как мне казалось, может увидеть человек, который находится только внутри команды. А он всё это четко видит. Недостатки, которые мы пытаемся исправлять, какие-то положительные моменты. Кстати, ещё на сборах он отмечал Самошникова и Макарова.

Станислав Черчесов / фото: Алексей Белкин, БИЗНЕС Online


– В чём феномен Самошникова? Сравнительно недавно он выступал среди любителей, а теперь в сборной...

– Он очень быстрый. Я не знаю, есть ли в лиге футболисты, которые быстрее него. Плюс он техничный, не мучается с мячом. Мы его купили из команды ФНЛ, сразу видели его потенциал. С ним много работает Слуцкий, он стал активнее подключаться в атаку, забивает. Благодаря скорости успевает вернуться в оборону. Леонид Викторович любит работать с молодыми, умеет, не боится. Не будет сажать на скамейку, если что-то не получается. Он хороший психолог, всегда понимает игрока. Поэтому у него уверенно играет Самошников.

«РПЛ НЕ НУЖНО УВЕЛИЧИВАТЬ И НЕ НУЖНО УМЕНЬШАТЬ»

– Вы вошли в исполком РФС. В чём будет заключаться ваша работа?

– Исполком – это постоянный действующий руководящий орган РФС. Я выдвинут туда моими коллегами из российской премьер-лиги, буду представлять интересы клубов РПЛ. 

Приведу пример. В 2021 году РФС разработал и принял новую редакцию регламента по деятельности посредников. К сожалению, с клубами никто не посоветовался. Как человек занимающийся трансферами и переговорами скажу вам, что  в результате таких нововведений при выплатам иностранным агентам клубы должны будут платить в пять раз больше налогов. Это огромная разница и сильно ударило по бюджетам клубов. В зимнее трансферное окно клубы, пригласившие иностранных футболистов, почувствовали это нововведение на себе. Сейчас мы с клубами будем просить РФС исправить это несовершенство регламента, чтобы не переплачивать на ровном месте и не терять деньги. И вопрос этот нужно решать оперативно, нужно успеть до начала летнего трансферного окна. 

Надеюсь, что мой многолетний опыт работы в футболе поможет и в других вопросах касающихся развития футбола в нашей стране.

Какие задачи стоят перед клубами на ближайшие годы?

– Первоочередной задачей считаю возврат утраченных позиций в таблице коффециентов УЕФА. Что позволит нам увеличить представительство наших клубов в еврокубках и повысит привлекательность РПЛ.

– Что нужно изменить в российском футболе, чтобы ситуация с «Тамбовом», который рисковал досрочно сняться с чемпионата страны, не повторилась?

– Если бы соблюдались те требования, которые сейчас действуют для получения лицензии на участие в РПЛ, они бы не попали в лигу. Например, должен быть стадион на 10 тысяч человек. Где он в Тамбове? Зачем нужна команда, которая играет то в Самаре, то в Саранске?

Также должно быть подтвержденное финансирование. Если его нет, а его не было, лицензия не должна выдаваться. Но почему её выдали? Да, губернатор давал гарантии, звонил Дюкову, говорил Прядкину, что готовится постройка стадиона. Перед игрой с ЦСКА он пришел в команду и пообещал финансирование, причем, даже большее, чем было ранее. Все ребята продлили контракты и спокойно играли. Но после выборов перестал трубку брать. Ему звонит руководство клуба, Прядкин, Дюков, а он не берёт.

В футбольных кругах встречается мнение, что если жестко соблюдать все требования лицензирования, то по ним пройдёт только четыре клуба. Но, я думаю, это было сказано в полемическом задоре. Все знали, что этому клубу нельзя было выдавать лицензию. Стоило лучше оставить «Крылья Советов» – стадион есть, финансирование есть, болельщики есть.

Слуцкий высказывал идею, что клубам перед началом сезона нужно переводить в банк всю сумму, которая должна пойти на зарплаты. Это для гарантий.

– Система гарантий обязана быть. Но, к сожалению, не сильно разбираюсь в банковской системе. Может, Юрий Алексеевич Соловьев из «Динамо» (он, кстати, тоже член исполкома РФС) что-то предложат в дальнейшем, Почему нет?

Фото: Алексей Белкин, БИЗНЕС Online

– Устраивает ли вас новый лимит легионеров?

– Пока вполне. Конечно, в нашем штабе часто возникают споры, у каждого своя позиция. Слуцкий выступает за снятие ограничений. Он меня пока не убедил в своей правоте. На мой взгляд, лимит всё же дает плоды. Взять к примеру нашу молодежную сборную:% впервые за много лет все игроки стартового состава является также игроками стартовых составов своих клубов, а значат играют ведущие роли в свои клубах в РПЛ. 

Некоторые игроки никогда бы у нас не появились без действующего лимита. А может быть, настанет день, когда мы сможем вообще обойтись без иностранцев, но пока нужно пожить в текущих условиях. Исходя из этого я буду строить стратегию развития клуба и планировать бюджет.

– В последнее время обсуждается много вариантов реформирования чемпионата. В частности было предложение сократить количество участников. Каково ваше мнение на этот счет?

– По-моему, не нужно увеличивать и не нужно уменьшать. Сначала нужно взвесить все «за» и «против». Нельзя принимать каждый день новое решение.

– Когда к нам вернется старый «Рубин»?

– Мы смотрим только вперед и уверены, что «Рубин» от сезона к сезону будет становиться сильнее, а на нашем стадионе вновь прозвучит гимн Лиги чемпионов!

Александр Дегтярёв, Артур Шипилов
Оценка текста
+
39
-