sport.business-gazeta.ru
Хоккей . Кубок Латвийской Железной Дороги
  • Ак Барс
    3 : 0 15:30
    Динамо Мн
  • Динамо Р
    3 : 0 19:30
    Автомобилист

Ландер – об уходе из «Ак Барса» и любви к России. Но в основном о Билялетдинове

Большое интервью с экс-игроком «Ак Барса».

Шведский нападающий Антон Ландер провел два сезона в «Ак Барсе»: выиграл Кубок Гагарина и был лучшим центрфорвардом команды в чемпионский год 

Этим летом у него закончился двухлетний контракт – в Казани готовы были сохранить топового нападающего, но всё упиралось в его зарплату. Зимой появилась информация, что Ландер получал в Казани 140 млн рублей в год, а по новому контракту готов был получать не меньше 120 млн рублей. Менеджеры «Ак Барса» предложили в два раза меньше.

Договориться о новом соглашении не удалось. Казанцы обменяли права на хоккеиста в «Локомотив» и получили взамен форварда Эмиля Галимова. Сам Ландер говорит, что деньги были не определяющим фактором в переговорах с «Ак Барсом».

Сейчас Антон играет в Ярославле под руководством канадского тренера Крейга Мактавиша, с которым работал ещё в НХЛ. Канадец называет трансфер Ландера «великолепным» и видит его в первом звене.

В интервью Руслану Васильеву Ландер рассказал об уходе из «Ак Барса» и любви к России, объяснил, за что уважает Зинэтулу Билялетдинова и почему этим летом не уехал в НХЛ.

Антон Ландер / фото: БИЗНЕС Online


– Антон, почему не удалось договориться с «Ак Барсом» о новом контракте?

– Деньги не играли ключевую роль. Наверное, просто пришло время сменить обстановку. Когда я понял, что не останусь в «Ак Барсе», поговорил со Стаффаном Кронваллем (шведский защитник «Локомотива» – ред.) – он мне рассказал, что в «Локомотиве» отличная организация.

Еще в Казани произошли перестановки: ушли Зинэтула Билялетдинов и Иржи Секач, с которым я играл в одной тройке. Всё это в совокупности сказалось на моём переходе.

Зимой появилась информация, что вы получали в «Ак Барсе» 140 млн рублей в год и хотели бы сохранить эту зарплату. 

– Вне зависимости от слухов, я провел в Казани потрясающее время в Казани. Если в клубе посчитали, что у меня слишком большой контракт, то я не обижаюсь. «Ак Барс» – отличная организация, меня тут всё устраивало, я был счастлив. Никаких претензий к «Ак Барсу» у меня нет.

Вы бы продлили контракт с «Ак Барсом», если бы Зинэтула Билялетдинов остался в Казани?

– Не факт, но шансы были бы выше.

Вы как-то попрощались с ним лично? 

– Сейчас мы с ним не общаемся. В последний раз я видел его, когда закончился сезон. 

Приход Мактавиша в «Локомотив» способствовал вашему переходу?

– Нет, тогда я не знал, что Мактавиш возглавит «Локомотив». Об этом узнал на чемпионате мира, один из сотрудников сказал, что у нас в Ярославле новый главный тренер – и это Мактавиш.

Вы говорили, что Мактавиш сильно помог вам в «Эдмонтоне», когда были проблемы. Что вы имели в виду?

– Он помог мне с личным вопросом. Полностью вошел в моё положение, много говорил со мной и сказал, что я могу уехать в Швецию, если мне очень надо. В общем, он по-человечески повёл себя.

Крейг Мактавиш / фото: официальный сайт «Сочи»


Говорят, он очень много общается с игроками лично. Это так?

– Это правда. Не только много общается, но и заботится о них, полностью им доверяет. Это отличные качества для тренера – они помогают в строительстве нашей молодой команды. Думаю, у нас будет боеспособная команда.

Но ещё говорят, что он очень жесткий специалист.

– Я с ним мало работал как с тренером. Когда я играл «Эдмонтоне», он был в руководящей должности. Но тренер должен быть жестким, чтобы донести до игроков какие-то моменты. Нельзя быть только хорошим.

Он не работал тренером семь лет. Многие считают, что это слишком большой срок.

– На самом деле об этом лучше спросить его самого. Но я видел интервью, где он говорил, что постоянно находился с командами, даже если не тренировал. По сути, он далеко не отдалялся от тренерской работы.

«ОДНО ИЗ ПЕРВЫХ СЛОВ, КОТОРОЕ Я ВЫУЧИЛ НА РУССКОМ – КОЛЛЕКТИВНО»

Если Мактавиш производит впечатление открытого человека, то Билялетдинов всегда себя сдерживал на публике. С игроками он был таким же?

– Его поведение с журналистами было способом защиты команды. Он никогда не хотел ничего выносить наружу. С игроками он был другими – всегда готов был выслушать и помочь.

Всех удивил его буллит на Матче звезд в Казани. Как вы отреагировали?

– Для меня это тоже было сюрпризом. В команде все были в восторге. Он сделал это для болельщиков, хотел их порадовать. Опять же, это говорит о том, что он не такой уж и скрытный.


Можете рассказать какую-нибудь историю, которая характеризует Билялетдинова?

– Ключевой момент его работы в том, что он всё делает в интересах команды. Одно из первых слов, которое я выучил на русском – коллективно. Он всегда говорил, что мы должны быть вместе. А если говорить о хоккее, то у Билялетдинова всё было заточено на игру в обороне. Он говорил: «Если всё хорошо в обороне, значит, руки у вас могут быть более развязанными в атаке». Он всегда говорил, что нужно играть с головой, сердцем и ногами. А его слова про труд – да, это один из основных его постулатов.

Ещё говорят, что он часами мог проводить тактические собрания.

– Не помню такого. Максимум – 40-45 минут. Возможно, иногда мы слишком долго разбирали матчи, но на это были причины.

Многие называют хоккей Билялетдинова скучным.

– Со стороны может показаться, что это действительно скучный хоккей. Наверное, так и есть. Но все знают, как играла Казань при Билялетдинове: плотно, компактно. Для меня неважно, какими методами побеждать. Для меня главное победа. Если в конце концов ты выиграешь – значит, всё оправдано. Мы выиграли Кубок Гагарина, тактика Билялетдинова сработала.

Да, но в следующем сезоне «Авангард» обыграл «Ак Барс» 4 - 0 в первом же раунде Кубка Гагарина.

– Нужно отдать должное сопернику, который сыграл хорошо и был лучше, чем мы. Мы не сыграли на своем уровне.

Почему не сыграли на своем уровне?

– Я не знаю. Скорее всего, «Авангард» просто был лучше нас. Мне очень понравился хоккей соперника, который потом дошел до финала.

Вы согласны, что «Авангард» показал тотальный хоккей, к которому «Ак Барс» оказался не готов?

– Я не тренер, поэтому не могу ответить на этот вопрос. На мой взгляд, «Авангард» играл просто – забрасывал шайбу в нашу зону, бежал за ней и постоянно контролировал игру. Хоккей у них был простой, но эффективный.

Зинэтула Билялетдинов / фото: БИЗНЕС Online


Было заметно, что Билялетдинов часто позволял вашей тройке на льду больше, чем другим.  

– Да, возможно в атаке нам иногда позволялось отойти от изначального плана, но, опять же, в атаке можно было взаимодействовать только при том случае, если мы успевали в обороне. Возможно, складывалось такое ощущение из-за того, что между нами была отличная химия. Благодаря этому мы находили нестандартные ходы, которые казались обходом тактики.

Насколько часто вам приходилось подчищать в обороне за Джастином Азеведо и Иржи Секачем?

– В нашей тройке каждый умел и знал, как играть в обороне. В нашей тройке было так: кто первым возвращался в оборону, тот и выполнял роль центра. Это было несложно.

За счет чего у вас образовалась такая химия в тройке?

– Скорее всего, причина в том, что Секач и Азеведо играли вместе во «Льве», до моего прихода они вместе играли в Казани – у них уже была связка. Мне нужно было просто удачно вписаться в эту связку. В какой-то момент я им просто сказал: «Ребята, вы можете отдавать мне шайбу – я помогу». 

«Я ПОНИМАЮ, ЧТО ДВЕРЬ В НХЛ ДЛЯ МЕНЯ ЗАКРЫТА»

Вы выиграли Кубок Гагарина, в России вас называют одним из лучших центров, но вам не предложили контракт в НХЛ. 

– Ключевой момент в том, что если бы я хотел получить предложение из НХЛ, то мне пришлось бы ждать долго – вплоть до июля. Сидеть, ждать драфт и открытие рынка. Был риск, что после этого я мог бы остаться в России без контракта. Чтобы пойти на этот риск, я должен был быть уверен, что в НХЛ мне точно предложат контракт.

Мне нравится в России: я провел тут два года, моей семье комфортно, я и сам люблю эту страну, хоккей в КХЛ. Поэтому решение остаться не было трудным.

Почему вы хотели вернуться в НХЛ?

– Здесь вопрос в детской мечте. Когда я играл в хоккей на улице, представлял себя Петером Форсбергом и Сергеем Федоровым, которые на тот момент были звездами в НХЛ. Я мечтал тоже попасть туда, ставил перед собой такую цель.

фото: БИЗНЕС Online


Но ведь вы уже осуществили мечту и съездили в НХЛ.

– Иногда мечта перевешивает определенные вещи. Иногда хочется вернуться в детство и почувствовать себя тем самым мальчиком, который играл в хоккей на улице и мечтал однажды выиграть Кубок Стэнли. Но сейчас я для себя закрыл дверь в НХЛ. Я рад быть в Ярославле и играть в «Локомотиве».

Вы думали о том, что после контракта с «Локомотивом» вам будет 30 и вернуться в НХЛ будет еще сложнее?

– Да, двери в НХЛ для меня закрыты. Я это понимаю.

Тяжело было это осознать?

– Нет, не тяжело, потому что у меня были варианты в КХЛ. Мне нравится тут играть. Конечно, иногда закладывается мысль в голове, что когда-нибудь какая-то команда позвонит мне и позовет к себе. Но, скорее всего, этого не произойдет. Но сейчас я не расстраиваюсь, потому что мне интересно в «Локомотиве», тут много молодых ребят, строится новая команда. Я верю, что мы сможем добиться успеха.

Вы подчеркиваете, что вам очень нравится в России, хотя многие легионеры наоборот критикую жизнь тут.

– Изначально я был позитивно настроен к поездке в Россию, потому что понимал, что в «Ак Барсе» у меня будет ключевая роль. Очень важно, чтобы на тебя надеялись. Я получал удовольствие от своей роли в «Ак Барсе», поэтому мне было комфортно.

К тому же, мне нравится играть в КХЛ – это сильная лига, тут много техничных игроков. Второй момент – мне очень нравятся люди в России, с ними здорово общаться. Многое еще зависит от взаимного уважения: если люди хорошо настроены друг к другу, то никаких проблем не будет. В команде мы заботились друг о друге, я ощущал это каждый день.

– Для европейцев мы в России хмурые и неприветливые.

– Если говорить в целом, возможно, какой-то стереотип есть. Но все, кто находится с командой, были приветливыми и позитивными, поэтому я не ощущал плохого настроения. Да и в целом я никогда не замечал чего-то плохого в России.

Расскажите, что вам больше всё понравилось во время жизни в России.

– Борщ! Это великолепный суп, я его очень полюбил. Второе – это люди, которые окружали меня, нашу команду. Я столкнулся с хорошим и уважительным общением. Болельщики – это третье, они безумные в Казани.

А что не понравилось?

– Соленая сушеная рыба! Это первое и самое главное! Я не понимаю, как её тут едят. Спросите у Миши Глухова, какую рыбу он ест – именно она мне и не нравится.

Что еще?

– В России мне очень не хватает шведского сливочного масла. Оно здесь есть, но не такое, как у меня на родине.

Бывший легионер «Сочи» Райан Уитни говорил, что русские любят одеваться дорого и ярко. Вы замечали это?

– Честно говоря, нет. Но мне нравится стиль русских игроков. Вообще, каждый имеет право одеваться так, как хочет. Европейские хоккеисты тоже любят яркие и дорогие вещи.

фото: БИЗНЕС Online


Вы говорили, что перешли в «Ак Барс» потому что устали быть неудачником и сидеть без трофеев. После победы в Кубке Гагарина это ощущение поменялось?

– Победы – это как наркотик. Если выиграл один раз – хочется второй и третий. Поэтому, нет, я не удовлетворен одной лишь победой в Кубке Гагарина. Но я безумно рад был победить в Казани, скучаю по той команде. У меня осталось много друзей в Казани: когда ты выигрываешь титул, образовывается особенная связь с партнерами.

С кем у вас образовалась эта особенная связь?

– Моим хорошим другом в «Ак Барсе» был Атте Охтамаа. Мы дружили семьями. Александр Свитов был хорошим капитаном, он заботился об игроках и обо мне, когда я был в Казани. Еще Альберт Яруллин – классный парень, он постоянно шутил. Альберт мало говорил по-английски, но мы всё равно находили общие темы для разговоров.

Знаете, что он открыл бизнес в Казани?

– Да, какой?

Барбершоп.

– Вау, и как вам там?

Я еще не был, но говорят, что там высокий ценник.

– Оу, но я всё равно постараюсь посетить это место, когда буду в Казани.

«БИЛЯЛЕТДИНОВ МЕНЯ МНОГОМУ НАУЧИЛ»

Что вас больше всего удивило, когда вы впервые приехали на сборы к Билялетдинову?

– Главное отличие было в беге. Я привык бегать короткие дистанции, а здесь мы бегали по 5-10 километров, и всю дистанцию нужно было выдерживать определенный пульс.

Кроссы?

– Да, точно. Здесь все называют это кроссами.

– Говорят, что в «Ак Барсе» всегда были кроссы, потому что сам Билялетдинов любил их бегать.

– Возможно. Но при нём мы выиграли Кубок Гагарина, значит, вся наша подготовка была правильной. Он – один из великих тренеров в России, поэтому ничего плохого в кроссах я не видел.

фото: БИЗНЕС Online


Билялетдинов в отличной форме в свои 62 года.

– Он занимается собой, поэтому в хорошей форме. Посмотрите на его катание – оно очень хорошее, плавное. Как надо.

– В прошлом году вы были в Сочи с «Ак Барсом». Чем отличается подготовка к сезону у Мактавиша в сравнении с Билялетдиновым?

– Ключевое отличие в том, что с «Ак Барсом» у нас было больше беговых занятий, упражнений на велосипеде. Очевидно, что у каждого тренера подготовка и методы работы отличаются. Если говорить о тактике, то в Казани у нас было больше форчекинга. Но при этом я очень уважаю Билялетдинова, он меня многому научил. 

Почти все иностранцы рассказывают, что в России очень много тренируются. 

– Да, в НХЛ всё иначе, там намного меньше тренируются. Но я согласен идти на это и терпеть, если знаю, что это сделает меня лучше. Во время сезона важно поддерживать хорошее состояние, держать себя в тонусе. Чтобы в сезоне не было мелких травм, важно хорошо поработать летом. Я понимаю, что это необходимо.   

Почему в НХЛ меньше тренируются?

– В России предсезонная подготовка намного длиннее, а в НХЛ ты должен приехать в лагерь уже готовым. Игрокам там доверяют. Но если говорить обо мне, то я еще до старта сборов всегда тренируюсь у себя в Швеции. Я всегда бываю готов к лагерю, поэтому для меня нет большой разницы между сборами в КХЛ и НХЛ.

Индивидуальные тренировки с моим тренером в Швеции направлены как раз на развитие навыков, которые необходимо мне улучшить. Во время сборов с командой это сделать тяжелее, потому что тяжело уделить внимание каждому из 25 игроков.

В России только в последнее время начали индивидуально готовиться к сборам. Вы видите разницу в менталитете игроков здесь и за океаном?

– Сложный вопрос. Про ментальность мне нечего сказать, но я могу ответить, что отличает русских игроков. Они очень мастеровитые относительно игры один в один, очень сильны индивидуально.

В минувшем сезоне вы получили одну из самых сложных травм в своей карьере после столкновения с Азеведо. Как вы переживали период восстановления?

– Самое неприятное в этой травме было то, что нельзя было кататься на льду. Если бы была затронута верхняя часть тела, то мне было бы проще. Когда ты не можешь кататься, многое теряешь. 


Период восстановления – самое трудное время в психологическом плане. Насколько вам было тяжело?

– Это часть профессии, такое бывает. Когда это происходит – первые дни тебя выбивает из колеи: нет настроения, плохо себя чувствуешь. Но есть другая сторона этого: ты должен вернуться после травмы сильнее, лучше, чем был ранее. Сейчас я как раз хочу стать еще сильнее.

А как стать сильнее? Можно ведь наоборот замкнуться в себе или впасть в депрессию.

– Я понимал, что процесс восстановления займет примерно восемь недель. Там недалеко был плей-офф, в регулярном чемпионате оставалось сыграть буквально десять матчей. Я поставил перед собой цель – восстановиться полностью именно к плей-офф. Если ты ставишь перед собой четкую цель, то достигать её будет легче.

фото: БИЗНЕС Online


Многие легионеры замыкаются в чужой стране, потому что рядом нет близких людей. Семья вам помогла?

– Да, всё свободное время в Казани я проводил с семьей. Самое тяжелое в период восстановления, что ты теряешь общение с командой. Ты не в коллективе: не шутишь и не поддерживаешь общение с партнёрами. Я очень скучал по этому времени.

Чем вы занимались во время восстановления? Может, кино или книги?

– Самое хорошее в этой ужасной ситуации, что я мог больше времени проводить с семьей, смотреть, как растет сын. Сейчас я больше всего скучаю именно по ним, не видел семью с самого начала сборов. Всё свое свободное время я посвящаю семье.

ДОСЬЕ «БИЗНЕС Online» 
Антон ЛАНДЕР
Дата рождения: 24 апреля 1991 года 
Место рождения: Тимро, Швеция
Позиция: центрфорвард
Карьера: «Тимро» (Швеция) – 2007 - 2011, «Эдмонто» (НХЛ) – 2011 – 2017, «Оклахома Сити» (АХЛ) – 2012 - 2015, «Ак Барс» (Казань) – 2017 - 2019, «Локомотив» (Ярославль) – с 2019.
Достижения: обладатель Кубка Гагарина (2017), бронзовый призёр молодежного чемпионата мира (2010)
В КХЛ провёл 116 матчей и набрал 83 (28+55) очков.
В составе сборной Швеции провел 10 матчей и набрал 7 (2+5) очков.

Читайте еще
Комментарии
  • Анонимно

    120 млн руб многовато для него , правильно что не предложили

  • Анонимно

    Много или мало покажут канадцы с Барыса ....

  • Анонимно

    а что не напечатали правду русланка?
    признайтесь уже что вы ни что и ни кто без ЗХБ)))

  • Анонимно

    Обменять лучшего центра лиги на мешок из под картошки, это ли не показатель успешности нашего управленческого персонала? Даже боюсь представить кто будет играть когда уйдёт Ази, Ткачев и наш любимый пенсионер.

  • Анонимно

    Руслан, судя по интервью и репортажам в августе Вы находись в Сочи где проводился хоккейный турнир. В это же время, там же проводился футбольный матч между руководством ХК Авангард и всех спортивных СМИ. Судя по видео на канале КХЛ ТВ в футбольном матче принимали участие практически все спортивные журналисты кроме БО. Поскольку Бизнес онлайн всегда и всюду пропагандирует открытость спортивных команд, доступность для болельщиков и СМИ, мы, читатели БО ждем такой же открытости и от Вашего издания. Хотелось бы знать причину Вашего отсутствия на матче. Не позвали?
    С уважением, читатель и болельщик ХК Ак Барс

Анонимно Авторизация