sport.business-gazeta.ru

«У нас была не команда, а дерьмо». Русский «Рейнджерс» в 2000-х провалился

Они даже не сыграли в плей-офф.

После перехода Артемия Панарина «Нью-Йорк Рейнджерс» вернул себе статус самого русского клуба НХЛ. Между тем, главный летописец нью-йоркского хоккея, журналист Стэн Фишлер в книге «Величайшие моменты и игроки в истории «Рейнджерс» уделил хоккеистам из России минимум текста. 

Он лишь вкратце упомянул фамилии Сергея Зубова, Алексея Ковалёва и Сергея Немчинова, отдав им роль второстепенных героев. Возможно, он прав, но в виртуальной энциклопедии российским игрокам «Рейнджерс» досталось бы намного больше внимания.

● Ведь это «рейнджеры» одними из первых стали прощупывать возможность драфта советских игроков и в 1982 году потратили выбор в седьмом раунде на Сергея Капустина. Другие звёзды сборной СССР были выбраны клубами только через год.

● Это «Рейнджерс» первым в НХЛ рискнул взять игрока из России в первом раунде драфта. В 1991-м им стал Ковалёв, ушедший под 15-м номером.

● Именно «Рейнджерс» первым нанесли на Кубок Стэнли имена российских хоккеистов. В 1994-м в чемпионской команде Майка Кинэна играли Ковалёв, Зубов, Александр Карповцев и Немчинов.

Павел Буре / фото: Jeff Vinnick, Getty Images


● И, наконец, «Рейнджерс» в начале 2000-х собрал у себя одну из самых больших и звёздных русских колоний из игроков за время существования НХЛ. Подписывая контракты с Павлом Буре, Владимиром Малаховым, Дарюсом Каспарайтисом и Ковалёвым, в Нью-Йорке, как и сейчас, после перехода Панарина надеялись на попадание в яблочко и выход из затяжного кризиса.

Спустя годы тот период неохотно вспоминают и сами хоккеисты, и те, кто их тогда пригласил.

«РЕЙНДЖЕРС» ТРАТИЛИ МИЛЛИОНЫ НА ЗВЁЗД. И ЛЕГКО С НИМИ РАССТАВАЛИСЬ

Собственно всё руководство «Рейнджерс» тогда мало чем отличалось от стереотипного русского олигарха, который, дорвавшись до большого бюджета, не знал на какую еще игрушку ему потратить миллионы долларов. Завоевав Кубок Стэнли в 1994-м за счет большого числа обменов и подписаний игроков на рынке, ньюйоркцы почувствовали, что победы в НХЛ можно купить, и совсем необязательно выстраивать многолетнюю стратегию, искать таланты на драфте, а затем заниматься их огранкой. Так долгое время поступали «Детройт», «Колорадо» и «Нью-Джерси» – самые успешные команды 90-х. Но это был не путь «Рейнджерс».

Молодые игроки, если и появлялись, то надолго не задерживались – на будущей звезде «Бостона» Марке Саваре поставили крест в 22 года, а Павела Брендла (№4 драфта) обменяли в неполные 20. Находившихся в расцвете сил Зубова и Петра Недведа отправили в «Питтсбург» в обмен на Люка Робитайла и Ульфа Самуэльссона, которым было под 30, а почти все звёздные новички в дальнейшем быстро и задешево распродавались. 

Любимым временем года менеджеров «Рейнджерс» стал отрезок с середины марта до начала июля. Тогда можно было объявить об очередной перестройке, списать из платежки еще несколько десятков миллионов на очередную звезду, которая бы точно сделала команду претендентом на Кубок Стэнли, несмотря на несколько неудачных сезонов. Так в команде появлялись Робитайл, Уэйн Гретцки, Пэт ЛаФонтен, Тео Флери, Валерий Каменский, Эрик Линдрос и Джон Маклин. Так весной 2002-го «рейнджеры» заполучили Павла Буре – одного из самых забивных и при этом дорогостоящих игроков НХЛ. 

В Нью-Йорке за ним охотились давно, и если бы не дурость бывшего генерального менеджера клуба Нила Смита, то Русская Ракета приземлилась бы в районе Бродвея еще в 1999-м и сыграла с Гретцки. Но «синерубашечники» пожалели молодых игроков и выборы на драфте, которых потом всё равно обменяли, и несколько лучших лет в карьере Буре провел во «Флориде». Через три года «Рейнджерс» забрали у «пантер» 10-миллионный контракт Павла и сделали его своей главной звездой и надеждой на спасение.

«Если выбирать из всей Америки, то я хотел бы играть именно в Нью-Йорке», – рассказывал Буре. Что-то похожее мы слышали от Панарина. Не правда ли фундамент для русской команды в Нью-Йорке был заложен. Как рассказывал в своем подкасте игрок тех «рейнджеров» Мэттью Барнэби, он знал, что скоро рядом с Павлом появятся другие его соотечественники.

Дарюс Каспарайтис / фото: Len Redkoles, Getty Images


«НА БУРЕ СТАЛИ МОЛИТЬСЯ, КАК НА СВЯЩЕННУЮ КОРОВУ»

Немногим раньше «синерубашечники» подписали Малахова – мощного защитника с роскошным катанием, но проблемными коленями. Из-за травмы он почти полностью пропустил сезон 2000/01, получив больше трех миллионов долларов за три проведенных матча. Для «Рейнджерс» это был удар, но не первый и не последний. Приглашая возрастных игроков с историей травм, в клубе понимали или должны были понимать, что рискуют, но выводов не делали. Малахов восстановился и стал ведущим игроком обороны, но по пропущенным шайбам команда шла на предпоследнем месте, так что его усилий было мало.

Другим русским новичком «Рейнджерс» той весной стал 22-летний центр Роман Ляшенко, причем за него в «Даллас» отдали игрока, которого «Ванкувер» в свое время просил за Буре. Уже летом был подписан Каспарайтис – говорят, по просьбе Эрика Линдроса, ненавидевшего играть против Каспера, а зимой 2003-го в ростере ньюйоркцев было уже шесть хоккеистов с российскими паспортами. К Буре и К присоединились Борис Миронов и  Ковалёв. Что получилось? «Рейнджерс» за три года ни разу не вышел в плей-офф.

Появление Павла болезненно воспринял Флери, нападающий первого звена ньюйоркцев. В своей книге Playing With Fire он рассказал, что побеждал его на всех уровнях и не мог смириться с уменьшением игрового времени. «Я считал, что я полгода тащил на своём горбу всю команду, но тут вдруг пришёл Буре и все стали на него молиться, как на священную корову. Я не считаю, что он лучше меня», – объяснял Тео, у которого после этой истории произошёл очередной нарко-алкогольный срыв. 

Флери обменяли, а в середине следующего сезона Буре вновь травмировал колено и фактически завершил карьеру. В 51 матче за «Рейнджерс» Павел набрал 50 очков и забил 31 гол, но это обошлось клубу более чем в 20 млн долларов, не считая компенсации, которую пришлось отдать «Флориде».


КОВАЛЁВА ОСВИСТЫВАЛИ СВОИ ЖЕ БОЛЕЛЬЩИКИ

Не сложилось в Нью-Йорке и у Ковалёва, которого купили у «Питтбурга» за 4 млн долларов плюс зарплата. «Меня задвинули на вторые роли, а ведь я не мальчик на побегушках и не козел отпущенья», – писал он в автобиографии. Игрока, которого обожали в Питтсбурге, стали освистывать на «Мэдисон Сквер Гарден» при каждом получении шайбы. 

Перед дедлайном-2004 Алексея обменяли в «Монреаль», и он вновь расцвел. Малахов из-за травм провел только один полный сезон из трех и тоже был обменян, а единственным, кто доиграл контракт до конца, стал Миронов, но после этого интересных предложений из НХЛ он больше не получал. Контракт Каспарайтиса со временем также выкупили.

Главная трагедия того «Рейнджерс» – загадочная гибель Ляшенко. Летом 2003-го нападающий был найден в номере отеля в Турции повешенным. По официальной версии, он совершил самоубийство. Поверить в случившееся до сих пор сложно.


Связывать неудачи клуба из Нью-Йорка со ставкой на игроков из России, конечно, неправильно, да это никто и не делал. Дичи в «Рейнджерс» тех лет было столько, что Фишлер или другой хоккейный историк могли бы написать еще одну толстую книжку, а если бы за это взялся Барнэби, получился бы хит.

«Вообще многие понимали, что в «Рейнджерс» было какое-то дерьмо, а не коллектив. У нас поменялись пять тренеров за два года, а все винили игроков. У нас не было ничего», – рассказывал Мэтт в своем подкасте. – Например, Флери. Я очень его уважаю, но за всё время, что я был в «Рейнджерс», он появился на тренировках раза три. Он как-то пришел на утреннюю раскатку, натянул коньки, даже не завязал их и вышел на лед. И как он не сломал себе лодыжки?»

В проект «Панарин в Нью-Йорке» Барнэби верит и охотно даёт Артемию советы в радиоэфире: «Главное – будь самим собой и не жди, что тебя легко примут. В Нью-Йорке никто не знает, кто такой Панарин. Я играл с Буре, Линдросом и Мессье, но только Марка узнавали на улице, когда мы гуляли. Если Панарин справится с соблазнами большого города, всё будет хорошо. «Рейнджерс» точно прибавит».

Остальным российским хоккеистам «Рейнджерс» к совету про соблазны тоже стоит прислушаться.

Артём Зырянов (телеграм-канал «Эпицентр») специально для «БИЗНЕС Online»

Еще тексты по истории НХЛ:

Тройка Крутов – Ларионов – Макаров могла вместе играть в НХЛ

Дмитрий Квартальнов – рекордcмен драфтов НХЛ. Его продвигал агент Панарина

«Сент-Луис» первым собрал русскую тройку в НХЛ. Получился провал

Читайте еще
Комментарии
    Комментариев нет
Анонимно Авторизация