sport.business-gazeta.ru

Рафик Якубов: «Прошли времена, когда «Ак Барс» не смотрел на цену и мог выторговать любого хоккеиста»

Генеральный менеджер «Ак Барса» ответил на все трансферные вопросы.

«Ак Барс», выиграв в прошлом сезоне в третий раз Кубок Гагарина, решил сохранить чемпионский костяк и побороться за победный дубль. Нынешний состав команды с лидерами-легионерами, Данисом Зариповым и Андреем Марковым это позволяет. Этим объясняется и невысокая активность клуба на трансферном рынке этой зимой. Казанский клуб провел только одну сделку – вернул из-за океана собственного воспитанника Раделя Фазлеева. А за месяц до этого обменял Александра Бурмистрова в «Салават Юлаев», получив взамен Вячеслава Основина и двух молодых игроков.

При этом варианты для усиления команды во время дедлайна были – об этом в интервью «БИЗНЕС Online» рассказывает генеральный менеджер клуба Рафик Якубов. Он отмечает, что сложности возникли из-за нежелания клубов-аутсайдеров распродавать своих игроков перед плей-офф. Мы спросили у Якубова, для чего «Ак Барсу» нужен был 37-летний нападающий «Адмирала» Сергей Коньков, как проходил обмен Бурмистрова на Основина и как дела с новым контрактом Зарипова.  

Рафик Якубов / фото: Ирина Ерохина / «БИЗНЕС  Online»


«В ЭТОМ СЕЗОНЕ НЕ БЫЛО НИ ОДНОЙ РАСПРОДАЖИ ИГРОКОВ»

– Рафик Хабибуллович, «Ак Барс», вопреки сложившейся в клубе традиции, не стал совершать массовых закупок в последние дни периода дозаявок. Почему так получилось?

– Покупок не было, но весь последний месяц мы вели активную работу. Селекция – такой процесс, который никогда не останавливается. Перед дедлайном не было переходов по нескольким причинам. Во-первых, наша команда и без того неплохо укомплектована. Во-вторых, как вы видите, многие клубы, которые не попадают в плей-офф, не стремились отдавать своих игроков. Раньше было в порядке вещей отдать на несколько месяцев в топ-клубы по 5 - 6 хоккеистов и доигрывать сезон молодежью или вообще играть в три пятерки. Сейчас клубы стали значительно профессиональнее относиться к работе, к тому же борьба за плей-офф ещё продолжается, шансы потеряла всего пара команд. Поэтому распродаж не было.

Например, даже Сергея Конькова «Адмирал» не отдавал нам ни в какую – там непростая внутриполитическая ситуация в регионе, они создают новую команду, поэтому во Владивостоке приняли такое решение. Трансфер сорвался, хотя сам игрок очень хотел к нам перейти.

– Если говорить объективно, разве 37-летний нападающий Коньков может помочь такой команде, как «Ак Барс»?

– Это трансфер для глубины состава в плей-офф. Понятно, что от Конькова никто бы не ждал много голов и передач, но сезон сложный, могут быть травмы у основных хоккеистов. Коньков – профессионал, я его хорошо знаю ещё по Нижнекамску. Он профессионал до мозга костей. Если бы мы его взяли, он бы помог нам залатать дыры в составе в случае травм – закрыл бы меньшинство. К тому же, контракт был небольшим, мы могли себе позволить подписать добротного хоккеиста без особых затрат. Вариант был неплохой, но не сложилось.

– Нельзя сказать, что и другие клубы сильно укрепились в последние дни дозаявок.

– Да, значительных переходов не было. Из серьёзных трансферов перед дедлайном могу назвать только переход Тэйлора Бека в «Авангард». Они взяли хорошего легионера из «Куньлуня», но мы легионеров для усиления не рассматривали. Позиция «Ак Барса» такова, что мы не должны держать по шесть-семь иностранцев в заявке. Пять разрешено – пять подписываем, иначе кто-то один точно будет сидеть в запасе – нам это не нужно.

– Были ли у «Ак Барса» еще варианты на трансферном рынке, помимо Конькова?

– Да, был игрок из клуба, который не попадает в плей-офф. Руководство этой команды заявило, что обмены их не интересуют, готовы только продавать и даже назвали стоимость – минимум 50 млн рублей. Игрок, которого мы хотели, в апреле станет свободным агентом, его могут забрать бесплатно, поэтому отказались от покупки. Прошли те времена, когда «Ак Барс» не смотрел на цену игроков и мог выторговать любого хоккеиста. Нужно правильно оценивать свои возможности, а покупать хоккеистов только под резерв за такие деньги мы не хотим. Довольны что мы вернули из Северной Америки своего воспитанника Раделя Фазлеева. Чем не усиление?

фото: пресс-служба «Ак Барса»


– Зинэтула Билялетдинов говорит, что пока не видел Фазлеева и не может его оценить.

– Радель пока тренируется с «Барсом». Думаю, что ему нужно пройти акклиматизацию, немного поиграть в ВХЛ. Я видел тренировки команды, пока Радель оставляет положительное впечатление. Что касается Зинэтулы Хайдяровича, то переход Раделя совпал со сложным графиком игр основы, и у него пока не было возможности посмотреть на Фазлеева. Думаю, что как только найдётся время, так тренер обязательно познакомится с ним. Радель – старательный и рассудительный парень, если у него будет шанс, он обязательно себя проявит. Мы верим верим в него.

– А вариант возвращения Дамир Мусина из «Нефтехимика» рассматривался?

– А зачем? У нас сейчас девять защитников, Даниил Журавлёв из молодёжной сборной – десятый, Александр Ляхов – одиннадцатый.

Вообще у «Ак Барса» достаточный внутренний резерв. Есть игроки основного состава, которым необходимо улучшать свою игру, даже в сравнении с прошлым сезоном – это раз. Травмированные игроки возвращаются к тренировкам: Фёдор Малыхин, Антон Ландер, Дмитрий Юдин – это два. Есть игроки, которые не всегда проходят в состав, но работают в основной группе. Есть молодые игроки: Владислав Кара, Радель Фазлеев. В «Барсе» хорошие ребята: Максим Марушев, Артём Галимов, Даниил Журавлёв – двое последних взяли «бронзу» молодежного чемпионата мира.

– Но ведь Зинэтула Билялетдинов, как мы видим, не готов ставить этих игроков состав: в заявке даже сейчас одного место лимитчика пустует.

– Мы говорим о резерве, на случай травм и для конкуренции. У нас есть молодые и перспективные игроки, которых мы должны привлекать к главной команде. К тому же перед всем клубом стоит четкая задача, поставленная «Татнефтью» и руководством республики – в основной команде должно быть как можно больше собственных воспитанников. Этой стратегии мы продолжаем следовать.

– Какие перспективы у нападающего Галимова и защитника Журавлева, которые неплохо себя проявили на МЧМ? Нет риска, что они следующим летом уедут за океан?

– Мы работаем в этом направлении. С Галимовым мы ещё до чемпионата мира хотели продлить контракт, но он сказал, что у него все мысли только о турнире. По приезде будем работать, а у Журавлева еще действующий контракт. Оба парня – перспективные – в молодежную сборную просто так не попадают. Понятно, что они должны видеть будущее для себя в основной команде. Поэтому правильнее развивать своих ребят, чем проводить массовые закупки.

– Были ли варианты обменов игроков, которые не всегда проходят в состав и уже летом станут неограниченно свободными агентами? В первую очередь вопрос касается Федора Малыхина и вратаря Александра Шарыченкова.

– Менять Малыхина мы не собирались. Никаких разговоров по нему не было. На Шарыченкова был спрос, но совместно с тренерским штабом было решено оставить его в команде: могут быть травмы, на вратарской позиции необходима глубина состава. Голкипера в таких случаях можно менять только если он как-то отравляет коллектив и влияет на атмосферу, но Саша – порядочный парень, без негатива.

– Какая задача стоит перед «Ак Барсом» на этот плей-офф? Обычно после победы есть время на передышку, потому что постоянно побеждать невозможно.

– Задача у нас каждый сезон неизменна – Кубок Гагарина. Других целей быть не может. Не думаю, что наша команда стала слабее по сравнению с прошлым сезоном. Наоборот, опытнее – Артём Михеев, Роман Абросимов и Никита Лямкин окрепли. Травмированные возвращаются к плей-офф, то у нас хорошие шансы. У ребят огромное желание доказать, что они не просто так выиграли Кубок.

«САЛАВАТ» ОЧЕНЬ НЕ ХОТЕЛ ОТДАВАТЬ ЛЯХОВА И КУВАРДИНА»

– Главная сделка этой зимы для клуба – обмен Александра Бурмистрова в «Салават Юлаев» на Вячеслава Основина. Правда ли, что изначально был вариант с переходом Бурмистрова в СКА?

– Да, но нас этот вариант не устраивал, потому что мы всё обсуждали совместно с Билялетдиновым. СКА предлагал нам игроков, которые нам были неинтересны. Мы хотели видеть в «Ак Барсе» воспитанника «Нефтяника» Александр Дергачёва, но нам его не отдали. В СКА, видимо, были уверены, что мы никуда не сможем обменять Бурмистрова и предлагали слабые, на наш взгляд, варианты. В том числе и права на игроков, которые играют в НХЛ, но только права, без реальной возможности вернуть их в этом сезоне.

Александр Бурмистров / фото: Ирина Ерохина, «БИЗНЕС Online»


– Говорят, среди вариантов обмена Бурмистрова были «Авангард» и «Магнитка».

– Генеральный менеджер «Металлурга» Геннадий Величкин мне открыто сказал, что он очень заинтересован в сделке, но никого не может предложить взамен. А «Авангард» просто закинул удочку, но ничего конкретного не предложил. Самым настойчивым был «Салават», они предложили несколько вариантов. Мы со своей стороны высказали заинтересованность в Основине и двух молодых игроках. Ляхова они отдавать не хотели, потому что только недавно выкупили его у Тольятти. Кувардина тоже, но им очень нужен был Бурмистров. В итоге пришли к компромиссу. Не нужно ждать от Основина снайперских подвигов, он выполняет свою задачу. А молодые ребята – кандидаты в сборные и очень перспективные: Кувардин регулярно набирает очки за «Ирбис», Ляхов будет набираться опыта в ВХЛ.

– Многие думали, что информация об обмене Бурмистрова в СКА – неправдивая, но вы сейчас её подтвердили. Расскажите, как вообще проходят переговоры по тому или иному игроку?

– Сначала идет диалог между двумя клубами – в разговоре с менеджерами других команд называются фамилии игроков для обмена. Идёт обсуждение: в клубе о переговорах знают только президент, главный тренер, директор и генеральный менеджер. Затем клубы предлагают варианты, которые устроят обе стороны. На следующем этапе появляются агенты: например, в истории с Бурмистровым нас не устроил вариант со СКА – я предлагаю его агенту проработать другие команды. Искать новую команду игроку – это работа агента в том числе. Не совсем верно самим звонить во все клубы и предлагать игрока, это сильно снизит его цену. Все решат, что на рынок выходит бросовый товар и нормальных предложений не будет.

– То, что Билялетдинов не взял Бурмистрова в последнюю выездную серию, тоже могло сбить цену игроку.

– Его ведь не по игровым качествам не взяли, появились разногласия. Как правило, такие ситуация не сильно сказываются на цене.

– Когда игрок узнает, что его обменяли?

– В России в этом вопросе более человеческий подход – если агент знает, значит, знает и его клиент. Он звонит хоккеисту, говорит, что его меняют. Но игрок до последнего может не знать, в какой клуб его обменяют. Бурмистров только в конце узнал, что мы меняем его в «Салават Юлаев».

– Что происходит дальше?

– Клубы составляют между друг другом договор, регистрируют переход в ЦИБе, там уже больше техническая работа. В КХЛ в этом плане всё четко и понятно выстроено, нужно отдать должное менеджерам лиги. Но надо сказать, что по Бурмистрову были тяжелые переговоры. В первую очередь его переход должен был быть выгоден для «Ак Барса».

«ЯЗЬКОВ – ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО ИГРОК БИЛЯЛЕТДИНОВА»

– В апреле заканчиваются контракт у ключевых игроков – Даниса Зарипова и Артёма Лукоянова. Когда правильнее с ними вести переговоры – сейчас или после сезона?

– Переговоры начались уже сейчас, не только по этим хоккеистам. Мы общаемся не с игроками, а с агентами. В будущем году потолок зарплат станет ещё ниже, КХЛ может исключить ещё один клуб, это всё влияет на процесс, безусловно.

Данис Зарипов / фото: Сергей Елагин,  «БИЗНЕС Online»


– То есть Зарипов ещё не завершает карьеру и готов поиграть?

– Многое будет зависеть от самого Даниса, чувствует ли он в себе силы продолжать играть. Пока скажу только, что он в числе лучших игроков команды, посмотрите на статистику и его игру (25 очков в 39 матчах, лучший показатель среди российских игроков команды, – ред.). Мы находимся в постоянном диалоге.

– Летом команду неожиданно покинул Никита Язьков – «Металлург» предложил ему более высокий контракт и форвард согласился. «Ак Барс» не стал повторять предложение и отпустил игрока. Сколько вы получили за этот трансфер?

– 37 миллионов рублей. Два года назад Язьков переходил в Казань в составе большой группы игроков из «Кузни» и тогда за них всех заплатили 50 миллионов. Фактически мы отбили тот трансфер, если учесть, что Лямкин и Подъяпольский сейчас игроки основного состава. Перспективные Емец и Фаткуллин играют в «Барсе».

– Не жалеете, что отдали Язькова?

– Я был уверен, что в этом сезоне он не забьет больше пяти голов. Сейчас у него одна шайба и показатель полезности -7. Язьков – игрок Билялетдинова и его системы. Я был уверен, что в другой команде у него не получится. Он выбрал деньги и прогадал, думаю, что Зинэтула Хайдярович мог сделать из него хорошего игрока.

«ПЕСТУШКО – ЭТО ДЯДЬКА В «БАРС»

– Было время, когда «Ак Барс» покупал всех подряд молодых игроков и большинство из них просто не получали шанса, но и уехать никуда не могли. В каком направлении будете действовать сейчас?

– Это было неправильно. Мы не собираемся «солить» игроков на контрактах. В «Барсе» сейчас есть конкуренция, но есть и те игроки, которые просто засиделись. Контракты на три-четыре года – они перестали прогрессировать. Им надо развиваться. Сейчас Данил Файзуллин играет в «Амуре», а Дмитрий Архипов – в «Сочи». У нас бы они играли в ВХЛ – ничего хорошего в этом не было бы. В этом году мы уже какие-то деньги заработали на молодых: на нападающем Каштанове, вратаре Сидорове.

– Летом вы подписали двухсторонний контракт с Дмитрием Обуховым. Почему решили предложить контракт возрастному игроку, которого Билялетдинов точно не видел в основной команде?

– Мы хотели дать ему шанс в «Барсе», про «Ак Барс» речи не шло. Обухов – свой воспитанник, все-таки уважаемый игрок – у него 14 сезонов в команде. Он должен был стать лидером и дядькой для молодых игроков, но не получилось. Если бы у него всё хорошо пошло в «Барсе», возможно, его кто-нибудь бы взял в КХЛ.

– Объясните переход Максима Пестушко в «Барс».

– Нам нужен был дядька в «Барсе» для молодых игроков, который мог бы влиять на них положительно. Для самого Максима это попытка перезагрузить карьеру. У него было несколько вариантов за границей, но он решил остаться в России. Мы видим, как он положительно влияет на коллектив своим отношением к тренировкам, играм. И для него, и для нас это полезный трансфер.

Дмитрий Обухов / фото: Сергей Елагин, «БИЗНЕС Online»


– Какая задача сейчас стоит перед «Барсом»?

– Попасть в плей-офф. «Барс» играет в хоккей «Ак Барса», главный тренер команды Айрат Кадейкин постоянно в контакте с Билялетдиновым, они общаются, обсуждают систему. Смысл в том, чтобы игроки из «Барса» в случае перехода в первую команду понимали систему игры. В начале сезона у команды было меньше проблем, потому что там играли Воеводин, Михеев, Подъяпольский, Лямкин. А потом Воеводина забрали в «Нефтяник», Лямкина, Подъяпольского и Михеева – в «Ак Барс». Парням стало сложнее. Сейчас костяк команды составляют молодые ребята – Галимов, Марушев, Лазарев, Валеев – они перспективные, но еще молодые, средний возраст команды – 23 года, а это ВХЛ. Поэтому мы и решили подписать контракт с Пестушко.

– Видно, что в этом году «Барс» был перестроен.

– «Барс» перестроен, но у нас сейчас есть проблемы по «Ирбису». Мы посчитали – 29 человек с 1998 по 2000 годов рождения, прошедших систему ДЮСШ «Ак Барс», играют в других командах. Основной вратарь нашей «молодежки» на этом МЧМ – Пётр Кочетков. Он два года был в нашей системе, но его не заметили, отпустили. Да, не воспитанник, но они наши были, мы их в руках держали, а куда они делись? У нас в Альметьевске играют девять человек, которые не подошли «Ирбису». А «Спутник» сейчас выше нас в чемпионате. Это не совсем логично, согласитесь. Мы взяли из Нижнекамска Тимирова, Хасанова – это перспектива, из Уфы выменяли двоих молодых – уже как-то укрепили «Ирбис».

– Почему в такой ситуации не стоит вопрос смены тренера?

– Если поставленная задача не будет выполнена, изменения всегда возможны.

– Вы в этом сезоне усилили тренерский штаб юниорских команд.

– Да, взяли Дениса Гусманова – команда ЮХЛ на первом месте. Это тренер сборной России 2001 и 2003 годов рождения. Плюс благодаря привлечению сильного тренера мы смогли привезти из Омска пятерых игроков 2005 года рождения. Этот год был у нас самым проблемным, сейчас они идут на первом месте и на равных бьются с 2005 годом Альметьевска- серебряным призером первенства страны.

– Опять же, это всё привозные игроки.

– Да, если бы в этом возрасте были свои игроки, то никого привозить не пришлось бы. Но именно в команде-2005 образовалась некая пустота, пришлось её закрывать. В остальных возрастах ситуация лучше. Когда я только пришел, провел собрания с тренерским составом и сразу всем объяснил, что такого как раньше, больше не будет. Когда мы выгоняли по 10 - 15 детей и привозили на их места новых. В каждом возрасте будет максимум по три иногородних хоккеиста. Сейчас наша школа идёт на первом месте по всем возрастам.

– А раньше проигрывали даже «Нефтянику».

– Даже казанская «Волна» нас обыгрывала и казанское «Динамо». Сейчас такого уже нет. Селекционный отдел заниматься не только поиском игроком, но и тренеров, которые могли бы усилить систему.

«В НАШЕЙ СТРАТЕГИИ ЕСТЬ КУРС НА СВОИХ ВОСПИТАННИКОВ»

– Насколько продвинулась работа по комплектованию команды на следующий сезон?

– В ближайшее время состоится встреча с президентом клуба, на которой помимо меня будут присутствовать главный тренер и директор. Будем решать, в каком направлении нам нужно двигаться. Вы знаете, что со следующего сезона потолок зарплат составит 800 миллионов рублей. Регламент КХЛ меняется – он заставляет идти клубы на омоложение составов. Более того, в 2018 году клуб принял свою собственную стратегию развития. В этом документе есть установка на развитие своих воспитанников, в связи с этим мы проведем большое установочное собрание со всеми руководителями клуба, чтобы определить наши приоритеты и вектор движения

Наиль Маганов / фото: Сергей Елагин, «БИЗНЕС Online»


– А как понять, кто свой воспитанник, а кто – приезжий?

– Мы для себя уже решили. Своим воспитанником считается тот, кто хотя бы сезон перед выпускным годом отыграл в нашей школе.

– То есть, те же Денис Голубев и Станислав Бочаров – свои воспитанники?

– Да. В стандартах, которые установила федерация хоккея России, тоже говорится, что если игрок прошел выпускной год в школе, то он воспитанник клуба.

– Если игрок с 12 до 13 лет был в школе «Ак Барса», то он не считается своим воспитанником?

– Конечно, нет. Учитывается только выпускной год. Мы провели большое исследование – общались и с ФХР, и со школами, и у других клубов узнавали мнение, учитывали позицию общественности. По итогам всех этих опросов и внутренних дискуссий пришли к варианту, с которым согласно большинство. Воспитанник – это игрок, прошедший выпускной год.

– Это не подмена понятий?

– Нет. Повторюсь, что есть принцип – не более троих игроков из-за пределов республики на возраст – это раз. Два – последний год школы и доведение игрока до основной команды – ключевой процесс в воспитании хоккеиста, поэтому если клуб справляется с этой задачей, то может называть хоккеиста своим воспитанником.

– Как происходит взаимодействие с академией хоккея?

– Мы работаем совместно, виден прогресс в работе школ. Селекционный отдел помогает быть в курсе всех дел академии и наших ДЮСШ – «Ак Барса», «Динамо» и «Нефтяника». Диалог идет постоянный, в случае необходимости мы занимаемся усилением возрастов, ищем варианты укрепления тренерских кадров.

Читайте еще
Комментарии
  • Анонимно

    Нормальное интервью, на все вопросы ответил, в основном по существу.

  • Анонимно

    Лукавит ген. менеджер Ак Барса.
    Малыхин - последний игрок с хорошей статистикой, которого покупала команда. Дальше были только таскатели рояля. А своя молодёжь похоже не способна дорасти до уровня топ-нападающих. И на этом фоне мы ещё удивляемся, что Ак Барс не может конкурировать со СКА.

  • Анонимно

    По поводу Академии. Проведите интервью с кураторами Татнефти или Ак барса. Почему сменили Директора?
    Пока вся работа Академии это коммерческие мастер-классы, пиар на звездах и формальные встречи с родителями с вопросами в пустоту. Всякие абсурдные книжки по питанию омарами и икрой 6 раз в день, согласитесь, полная чушь и только имитация бурной деятельности.
    Какая у низ связка с клубом? Клуб на базе. Академия на Петербуржской. Даже офисы врозь.

  • Анонимно

    Ну теперь то надеюсь Айрат понял как происходит обмен между командами? Теперь понятно, что прошлогодний обмен Галиева на слабоватовца не более чем плод чего-то воспаленного воображения? Или это была попытка внести измену в ряды Ак Барса?

  • Анонимно

    Как же вы задолбали этой надуманной проблемой про воспитанников. Не важно где игрок родился, учился, крестился или молился. Будь он хоть казанец, рязанец или хоть арканзасец главное КАК! играет за Ак Барс. Лично мне такие игроки как Лёша Морозов, Степа-татарин, Петя Веханен, Данис Зарипов гораздо ближе и роднее чем некоторые так называемые воспитаники, например Хафизуллин, при всем к нему уважении.

    • Анонимно

      А что не понятного,хоть хреновый игрок,но наш татарин,так всю команду набирут и на последнем месте останутся.За то татарча белясам.

Анонимно Авторизация