sport.business-gazeta.ru
Хоккей. КХЛ 2018/2019
  • Ак Барс - Сибирь
    КХЛ ТВ
  • Авангард - Амур
    КХЛ ТВ
  • Динамо М - Барыс
Хоккей. КХЛ 2018/2019
  • Автомобилист - Локомотив
    — : —
    17:00
    Матч ТВ
  • Металлург Мг - Северсталь
    — : —
    17:00
    КХЛ ТВ
  • Динамо Р - Йокерит
    — : —
    19:30
    КХЛ ТВ
Хоккей. КХЛ 2018/2019
  • Слован - Спартак
    — : —
    19:30
    КХЛ ТВ
  • ЦСКА - Сочи
    — : —
    19:30
    КХЛ ТВ

Виталий Кафанов: «Вратарь – это тот, кто после падений смог подняться»

Тренер вратарей «Рубина» – о тонкостях амплуа, прогрессе российских голкиперов и о том, чем хороший вратарь отличается от среднего.

Виталий Кафанов / фото: БИЗНЕС Online

 
«ТРЕНЕРЫ ВРАТАРЕЙ СОБИРАЮТСЯ И ОБСУЖДАЮТ ПРОБЛЕМЫ»
 

– Виталий Витальевич, насколько «Рубину» была необходима пауза в чемпионате. Нужно ли было отдышаться?

– В принципе у нас всё неплохо, играли нормально. Удачи только не было. В этих играх мы могли набрать больше очков, будь поудачливее при той же игре. Иногда такие паузы идут на пользу, но не когда команда набирает ход. Если учесть, что наша команда собиралась на сборах и на ходу сыгрывается, то такая пауза, наверное, должна пойти на пользу. С другой стороны, очень много игроков разъехалось и здесь о каких-то командных взаимодействиях говорить не приходится.

– Чем команда занимается в такие отрезки?

– Тактика всегда присутствует, кто бы у нас ни был. Даже молодежь, которая с нами работает. Для них это тоже полезно, ведь это завтрашний день «Рубина». И, конечно, развитие функций.

– Насколько долго после сборных приходится возвращать игроков в клубный ритм?

– По-разному. Игроки возвращаются, порой, с травмами. Бывает, что кто-то сыграл полный матч, кто-то меньше или вообще не выходил. Каждый случай индивидуален. Если игрок в сборной не участвует в играх, то может приехать расстроенным. А южноамериканцам вообще приходится летать по 10 - 15 часов после матчей.

– Сослан Джанаев с командой пока не занимается?

– Ситуация такая, что его бы в любом случае сейчас не было. Если бы он был здоров, его хотели вызвать в сборную.

– У него нет обиды, что его вызвали в сборную, но потом отсеяли? Ведь в целом всем была понятна обойма вратарей на ЧМ-2018.

– Обиды нет. Вызов в сборную – большая честь. Он был в хорошей форме и решение принималось после сборов. В любом случае кто-то мог травмироваться, кто-то мог хуже себя показать. Мы думали, надежда есть.

– По делу его отцепили или он был сильнее тех, кого включили в заявку на чемпионат мира?

– Никогда не обсуждал и тем более не осуждал решения тренеров сборной, потому что сам работал в штабе сборной Казахстана и были периоды, когда кого-то вызывали, кого-то – нет. Это тоже могло не всем нравиться и журналисты тоже спрашивали, почему вызван тот, а не иной футболист. Хотя мы посмотрели 12 вратарей. Знаю, что такое быть тренером в сборной и никогда не брошу камень в их огород.

– Насколько сложно вратарям жить в эпоху Игоря Акинфеева, когда шансов стать первым номером практически нет?

– Вызов в сборную – это уже достижение и означает, что ты в обойме лучших. Она небольшая. Если ты в этой группе, значит обратил на себя внимание. Это хорошо, что в сборной России столько лет есть первый вратарь. Представьте, что Игоря бы не было и пробовались бы разные вратари приблизительно одного уровня. Каждого надо проверить на этом уровне и это непростая работа. Чтобы выбрать первого номера, пришлось бы очень много перелопатить, много посмотреть, а это же потерянные очки. За десять лет были отборочные циклы, шла бы работа не без ошибок. Игорь избавил страну от этих проблем и поисков. Он есть, выбирайте второго и третьего. Раньше ведь кандидатов на эту роль было не очень много, не то что сейчас. Сейчас их уже семь-восемь.


– А что на это повлияло? Почему хороших вратарей в стране стало больше?
 

– Думаю, это связано с тем, что тренеры сегодня выросли. Почти в каждой команде есть хороший голкипер, обращающий на себя внимание стабильной игрой. На протяжении четырех лет тренеры вратарей собираются и общаются в Москве в высшей школе тренеров. У нас есть 9 групп тренеров – это 160 с лишним специалистов. Группа приезжает где-то на неделю, обсуждаются темы, каждый делится своими проблемами, идёт диалог и дискуссии. Этот процесс очень важен. Благодаря лицензированию УЕФА, откуда поступило указание, что все тренеры должны получить лицензию. В России от УЕФА три представителя: Чанов, Бирюков и Кафанов. Мы прошли четыре курса обучения за год и делимся опытом. Наших тренеров ведь нигде не обучали и у нас пока нет системы обучения тренеров вратарей.

– Как и тренеров по физподготовке и многих других специалистов...

– Да. Есть много хороших тренеров, есть хорошие вратари, а единой системы понимания и школы нет. Российской системы нет. Почему сейчас вратари стали появляться и пошел рост? Сычев нашел в Брянске Селихова, в Калуге Перескоков нашёл Лунёва, а ведь эти вратари есть везде, просто их искать надо и работать с ними. Как только мы начали общаться, многое начало меняться. Там мы можем спорить сколько угодно, как в том или ином эпизоде вратарь должен действовать. И мы все в итоге должны выйти с единым пониманием того, что в нашей российской школе эпизод трактуется одинаково. Не должно быть так, что вратарь перешёл в другой клуб и там тренер ему сказал, что он неправильно делает упражнение или приём. Как в Испании: они могут ходить из клуба в клуб, но методики везде одинаковые. Сейчас мы можем говорить, что в России у нас именно так, что вратарь перейдет в другой клуб и ему там не скажут, что его как-то не так тренировали. То, что наши вратари выросли – это заслуга тренеров.

– Как выглядят эти встречи?

– Обсуждаем игровые ситуации. Каждый приезжает, выходит перед всеми и говорит о своей проблеме. Каждый пишет на доске темы, которые его волнуют, а затем идёт обсуждение. Каждый объясняет, как решает проблему. На последнем совещании мы обсуждали, к примеру, ситуации выхода один на один, когда заброс мяча идёт из глубины с половины поля соперника, а защитники стоят в центре поля. Чаще всего вратари в такой ситуации ошибаются. Какие упражнения подобрать вратарю, чтобы в игре он научился занимать правильную позицию? Чтобы он мог страховать защитника?

– И как вратарь должен себя вести?

– Вроде бы ответ простой и на поверхности. Но я с этим вопросом ко многим в Европе подходил и спрашивал, но кроме простого упражнения, которое могу показать, никто ещё ничего не придумал. Все отмечали только один момент: вот здесь ставят стойки [берет лист бумаги и чертит схемы расположения вратаря, нападающих и направление передачи] вратарь в упражнении должен занимать такую позицию, чтобы подстраховать защитников.

Мы считали, откуда передачи чаще идут с половины поля соперника. Это часто повторяется. Вратарь должен это изучать и у него уже появится позиция, понимание. Он должен быть как можно ближе к защитникам, чтобы подстраховать, но в то же время чтобы тебя не перебросили, как это было с Максименко. У него в том эпизоде позиция была правильная, мы этот момент тоже разбирали. У Саши была правильная позиция, но он пошёл спиной к воротам. Если бы он в полуоборота развернулся, то быстрее бы добрался до мяча.

«ТО, ЧТО ЛЕГКО ДЕЛАЕТ ДЕ ХЕА, МОЖЕТ ПОЛУЧИТЬСЯ ТОЛЬКО ПОСЛЕ МНОГИХ ТРЕНИРОВОК»


– Насколько игра Мануэля Нойера вне ворот повлияла в целом на игру вратарей?

– Когда Нойеру было 16 лет, его ведь хотели отчислить из академии «Шальке», считая бесперспективным. И был тренер, который за него заступился и сказал: «Не убирайте его, из него может получиться вратарь». Это сейчас он выделяется, а тогда он был худшим и ногами плохо играл. В феврале 2014 года удалось побывать в «Баварии» и тренер Нойера Тони Тапалович принял меня на базе, уделив столько внимания, сколько я попросил. И тогда он рассказал, что на чемпионате мира в Бразилии игра Нойера произведёт революцию: «Он будет играть так, как никто до этого не играл – как полевой игрок». Быть полевым игроком и хорошо защищать ворота не у всех получается. Многие тренеры сейчас берут вратарей, которые хорошо играют ногами, но не очень хорошо защищают ворота. У Нойера есть оба качества. В марте того года на семинаре с тренерами рассказал об этой беседе, и мы договорились обсудить это после чемпионата мира. Так и получилось, что он действительно действовал как полевой.

В чемпионате Германии, даже когда он ошибался и пропускал голы, надо отдать должное Гвардиоле, который дал ему право на ошибку. Нойер и до этого пытался так играть, но у немцев крен в сторону надежности. А тут пришёл тренер, Нойеру хочется играть полевым и это было то, что нужно. За эти два года Гвардиола ему доверял. Вальдес уже в первый год в «Барселоне» тоже сделал 14 голевых ошибок. Он тоже в таком стиле играл, просто у него мастерства было меньше, чем у Нойера. За годы с Гвардиолой Нойер окреп и стал увереннее играть ногами. Революция случилась. Как в свое время Яшин начал играть по всей штрафной руками, так и Нойер стал революционером в игре ногами.

– Тенденция развивается?

– Всё зависит от философии игры главного тренера. Кто-то просит не рисковать, сыграть проще и выбить мяч, кто-то не против.

Кафанов с Нойером и его тренером Тони Тапаловичем / фото из личного архива Кафанова


– А как вы и Курбан Бердыев хотите в «Рубине»?

– В этом году вратари у нас стараются мяч сохранить и не бить куда попало. Со сборов это наигрывали. Ситуации в игре все повторяются и они наигранные. Бывает, когда соперник совсем подпирает и тогда да, мы будем выносить этот мяч.

– Возможно вратаря научить играть ногами?

– Лучше, когда это закладывается в детском возрасте. Вратарь должен играть на своих сильных качествах. Если он плохо играет ногами, то надо определить ситуации, где он может отдать пас, а где нет. Нужно ещё учитывать момент, способен ли адресат передачи принять мяч и не потерять. Например, Нобоа даешь мяч и не переживаешь – он сохранит его и не потеряет даже в центре. В составе соперника может быть игрок, который здорово играет в отборе и в его зону лучше мяч не отправлять. Поэтому все эти детали изучаются перед матчами и наигрываются нами.

Удалось как-то встретиться и поговорить с Франсом Хуком (тренер вратарей в «Аяксе», «Барселоне», «Баварии», «Манчестер Юнайтед» и сборной Голландии), который говорил про Давида де Хеа: «Он лучше всех моих вратарей. Даже лучше ван дер Сара. Он ногами лучше всех играет и скоро будет первым в мире». Это было в декабре 2014-го и потом так и получилось. Ему дают неудобный пас, и он с обработки легко даёт передачу вперёд, которая потом чуть к голу не привела. Мы с ребятами пробовали – мы не можем такой пас сделать!

– Кто в России может?

– Если кто-то и может, то, наверное, только Акинфеев. Но это долго тренировать надо. К неудобной передаче нужно правильно подойти, подработать и правильно по мячу попасть, начать атаку. Можно просто вынести пас в аут и всё, но мы же говорим, что уровень должен быть европейским. На первых таких тренировках в «Ростове» у нас вообще ничего не получалось и много времени на это ушло. Но когда стало получаться, ребята сами удовольствие начали получать. Мы собирали очень много видеоматериалов, когда вратарям приходится играть ногами и сделали исходя из этого упражнения. В школе всё это показал, мы всем делимся. И оказалось, что это для любой команды лиги непросто и нужно несколько тренировок, чтобы что-то начало получаться. А мы раньше думали, что мы нормально играем.

«ТРИ-ЧЕТЫРЕ ГОЛЕВЫЕ ОШИБКИ ЗА СЕЗОН – ХОРОШИЙ ВРАТАРЬ, БОЛЬШЕ – УЖЕ СРЕДНИЙ»


– Говорят, что каждый в
ратарь должен пройти через ошибки. Когда Иван Коновалов играет, у вас нет опасений?

– Конечно, вратаря формируют допущенные им ошибки. Даже люди в жизни через ошибки обретают опыт. Так получается, что Коновалов свои мячи всё равно должен пропустить. Хотелось бы, чтобы этих ошибок было меньше и чтобы они не стали результативными. Главное в том, чтобы он их не повторял. Вратарь растёт именно так: ошибся, сделал выводы и больше не повторяет – делает шаг вперед. Через ошибки вратарь растёт. Именно поэтому и говорят, что 25 лет – тот возраст, когда формируется вратарь. Все свои ошибки он должен прочувствовать сам на себе.

– Ошибки на тренировках не идут в этот зачёт? Уровень ответственности другой?

– На тренировках они тоже случаются. Конечно, и за счёт тренировочного процесса можно расти. Как пример это Никита Медведев, который сидел в запасе и в каждой тренировке видел свой самый важный матч, а когда пришло время выйти на поле, то сыграл для дебютанта очень уверенно. На каждую тренировку надо настраиваться как на важный матч и на каждый удар надо реагировать, какой бы сложный он ни был. И тогда можно расти. Тренер Хук – лучший специалист в Голландии говорил: «Если вратарь так тренируется и выходит в игру, то сможет сыграть надежно». Разница в том, что в игре есть стресс, которого нет в ходе тренировки. В игре есть болельщики и трибуны, нет перерыва, как в тренировке, когда после серии ударов сменился. Но если вратарь качественно тренируется, то выйдет на игру и сыграет. Все моменты мы прогоняем на тренировке и главное, чтобы был перенос этих моментов на игру, чтобы было представление игрового момента. Конечно, мы понимаем, что Коновалов будет ошибаться. Но ошибки есть и у опытных вратарей.

– У него были ошибки? Как вы расценили гол в матче с ЦСКА?

– Ваня в двух играх практически действовал чётко, но этот момент всё-таки оставил осадок. Да, он вышел, всё перекрыл, но раз мяч прошёл, значит стоило подождать, когда нападающий подойдёт ближе, будет бить. А получилось так. Это ошибка типична для молодых вратарей, у которых очень много энергии и они хотят всё взять и вытащить. Он вышел и накрыл, но раз игрок первый на мяче, то значит не стоило выходить.

– Насколько важно вратаря оградить от обвинений, чтобы он сам себя не закопал? Как у Джанаева было в «Спартаке»...

– Это важно. Зависит ещё и от того, насколько вратарь психологически крепкий и устойчивый. Это очень важные качества. Сослана тогда надломило это давление прессы, публики. «Спартак» такая команда, где всегда давление. Игрок сделал две ошибки и долго не мог в себя прийти, его мало кто поддержал – вот что обидно. У всех бывают эти ошибки, а у него в один сезон две ошибки. Вообще знаете, как определяется уровень вратаря?

– Как?

– За сезон три-четыре голевые ошибки – считается, что это хороший вратарь. Это нормально. Если больше, то это уже средний вратарь. Десять игр и одна ошибка – это допустимо. Вот мы брали показатели Джанаева в «Ростове» в «серебряный» сезон и посчитали: одна ошибка была с «Мордовией», в его угол штрафной забили, но мы выиграли 3:2. И всё, больше не было. То есть, одна голевая ошибка за сезон – это очень хороший показатель. И другой момент: каждый хороший вратарь должен для своей команды 7 - 10 очков вытащить. Бывает, что у команды не идёт игра, но вратарь берёт все мячи и команда зарабатывает очки.

– Можно сказать, что Коновалов с «Ростовом» принёс команде очки?

– Да, можно сказать, что он помог не проиграть.

– В таких сэйвах есть фактор удачи?

– Думаю, это скорее мастерство. Когда вратарь пропускает гол, то первый вопрос, который себе задаёт тренер: «А на тренировке я отрабатывал такую ситуацию, чтобы он не пропустил?» И если ты делал, но вратарь пропустил, то это тревожит, а если не делал, то предъявляешь претензии к себе. Бывает, что вратарь ошибается, но ты понимаешь, что на тренировках таких ситуаций не создавалось и, конечно, спасти ему было трудно.

Иван Коновалов / фото: Сергей Елагин, БИЗНЕС Online


– Может быть такое, что если вратарь совершает сэйв, то это последствие его ошибки ранее?

– Например, когда идёт подача и он не вышел, хотя должен был сыграть на выходе. На линии он затем исправляет свою ошибку, а многие не видят и говорят: «Вот это спасение». Хотя по идее это исправление своей ошибки, потому что можно было взять мяч на выходе и не допустить развитие эпизода.

– Двойной сэйв Коновалова в Ростове – что это было?

– Думаю, Ваня и сам не понял, как ему удалось взять второй удар и руку выставить. Он не выключился после первого удара и это хороший знак для вратаря.

– Какое впечатление у вас оставляет его игра? Как вы обратили на него внимание?

– Вообще рано что-то говорить ведь он всего две игры сыграл. Но так получилось, что его старт запомнился в России. Не у каждого так получается. И в каждой игре было по моменту, где он неплохо сыграл. Что будет дальше – не знаю. Очень много факторов. Вот сейчас вы напишете, что Коновалов хорош и он прочитает, скажет: «Ой, я уже в порядке». Ему было сказано, чтобы ничего не читал.

С Сосланом в «Ростове», когда у него карьера пошла на взлёт, мы договорились: «Ты газеты не читай и тех, кто хвалит, не слушай». Потому что мы должны сами понимать, что ещё нужно очень много работать. Так и Ване говорим, что впереди много работы: «Когда сыграешь 200 игр, тогда можно говорить, что ты что-то из себя представляешь». Любой подвержен каким-то расслаблениям, когда его хвалят. Но есть ведь и много недостатков, а люди хвалят, не всегда разбираясь. Конечно, они читают, хоть мы и говорим, чтобы не читали. Но надо реально самому себя оценивать. Это сложно, поэтому это задача тренера. Много же вратарей молодых, которые не состоялись, потому что рядом не было человека, который бы сказал: «Ты ещё ничего из себя не представляешь». Важный момент: сильными вратарями становятся не те, кто хорошо играет. Вратарь – это тот, кто после неудач и падений смог подняться и показать высокий уровень.

– Опыт выступлений вне России помог Коновалову?

– Карьера у него началась по сути в Сербии, где он провёл два сезона, хотя парень из спартаковской школы. Так случилось, что «Спартаку» он оказался не нужен, в том году после просмотра в ЦСКА он не подошел и им. Два года он провел в Сербии и там начал расти. Тогда мы начали за ним следить, когда он только поехал туда. Был в «Рубине» такой вратарь Володя Сулейманов, он позвонил и сказал: «Посмотрите за этим парнем, он уехал в Сербию». И время от времени брал игры, каждые два-три месяца смотрел и было видно, что он прогрессирует. Команда была слабая и его рост особенно был виден в игре с «Црвеной Звездой» и «Партизаном» – эти игры у него были очень сильные. Они проигрывали в три-четыре мяча, но могло быть десять и двенадцать, потому что Ваня очень много выручал. Остальные игры тоже были хорошие. Затем он перешёл в клуб, который борется за выживание и там тоже становится первым, помогает команде спастись от вылета в низший дивизион. Приехать в другую страну и стать там первым – это не так просто.

Когда мы забирали его из Беларуси, где в семи играх он лишь дважды пропустил и много выручал, у него был долгосрочный контракт. Рустем Фидаевич Сайманов туда поехал и знаю, что много сил приложил для того, чтобы его забрать. Они на одну игру его не поставили в мае и уже хотели нам его отдавать, но сразу проиграли 0:2, потом опять поставили и он хорошо сыграл. Не хотели его отдавать, но у них был договор, что если он найдёт хороший клуб в России, то они его отпустят. Они слово сдержали, но старались как можно дольше его подержать там.

Это хорошо, что он поездил по разным странам, прочувствовал давление. Думаю, он дорожит тем, что сейчас оказался в «Рубине» и получил такой шанс. Он понимает, что у него ещё очень много недостатков, над которыми надо работать. Все ещё впереди и он будет падать, будут ошибки и будут его ругать, переживать будет. И это надо пройти. У Коновалова всё только начинается.

«ВО ВТОРОЙ СБОРНОЙ РОССИИ ПОСМОТРЕЛ ПОЧТИ ВСЕХ ВРАТАРЕЙ ЧЕМПИОНАТА»


– На что вы в первую очередь обращаете внимание в игре вратарей? Какие-то ключевые маркеры? Как понимаете, что из вратаря может что-то получиться?

– Раньше думал, что объединяет всех вратарей, которых мы приглашали. Пришел к выводу, что они были психологически очень устойчивы и очень мотивированы. Все, начиная с Сережи Козко, который в 2003-м к нам пришёл. Удалось поработать во второй сборной России с Юрием Красножаном. И слава Богу, что эта сборная была: там удалось посмотреть практически всех российских вратарей. Всех кроме Нарубина. Ещё жаль, что Реброва не посмотрел, который тогда в «Шиннике» был. Упустил этот момент и жалею об этом. И я посмотрел почти всех и пришёл к выводу, что у нас очень хорошие вратари. И я не мог понять, почему они не играют так сильно в клубах. Сравнивал их со своими вратарями в клубе, которые вызывались в сборные, а эти нет, хотя были не хуже.

И вот на лекциях в академии всё время говорю, меня об этом часто спрашивают, потому что всем им интересно, как найти хорошего вратаря. В первую очередь важна психология. Бывают вратари, которые на тренировках всё тащат, но выходят на игру и не справляются с волнением, из-за чего допускают ошибки. Вот таких у нас не было. Второй момент: они все были обучаемы. И третий момент: они все были голодными и им было, что доказывать. Не было ни одного готового, это были вратари, которые где-то сидели, ждали своего шанса. Мне казалось, что есть вратари, которые не играют, но если получают шанс, то даже при своих недочетах из них может что-то получиться. Хотя «Рубин» всегда имел возможность пригласить любого вратаря из-за границы любого уровня, раньше с этим проблем не было. Но есть лимит и другой момент: вратаря воспитать легче, чем купить нападающего-легионера. У нас ведь были вратари только из СНГ, с нашим менталитетом и для меня это было принципиально. Арлаускис, Колинько, Ревишвили – они тогда были все советской ментальности. Тренер и вратарь должны быть одного менталитета и это очень важно: они должны думать и говорить на одном языке.

– Поэтому русских вратарей нет в Европе?

– Массово да. Хотя уже многие выступают за границей: Городовой играет в Норвегии, Васютин – в Финляндии, Митрюшкин – в Швейцарии, Рудаков – в Финляндии. Был ещё и Володя Габулов в Бельгии.

– Какая вратарская школа для вас сейчас является ориентиром?

– В жизни повезло и побывал везде, где хотел. Спор между Голландией, Испанией и Германией идёт уже давно. Итальянцы только за счёт Буффона тоже говорят, что они лучшие. Хотя у них тоже хорошая школа. Когда в «Манчестер Юнайтед» работал Франс Хук, я поехал к нему и мы договорились о встрече. Он тогда сказал: «Немцы говорят, что их школа лучше. Я их спрашиваю, как они это определяют. Да, у вас есть Нойер, но это не значит, что ваша школа лучшая». В Голландии есть система обучения с 7 до 16 лет, которую Хук построил сам и систему для тренеров вратарей всей Голландии. Это первый человек, который этим занялся. И система лицензирования УЕФА – его идея. И они действительно многих подготовили. Последний пример: Силлессена взяли в «Барселону». Голландцы могут говорить, что они лучшие в этом. Испанцы тоже могут так говорить, потому что очень много внимания уделяют технике. У них есть акцент на развитие физических качеств. Немцы же уделяют очень много внимания психологическому состоянию вратаря. Есть базовые упражнения, но главное – психология и характер. И где бы я ни был, каждый обращал на что-то особое внимание. Педро Хара – тренер «Реала», который по приглашению приезжал в «Рубин», говорил: «Очень важна стойка. Она должна быть ни высокой и ни низкой». Он это повторял очень много раз. Я думал, почему же он это всё время говорит. И когда мы начали разбирать ошибки вратарей и пропущенные мячи, то увидели, что у них всё время была неправильная стойка. То есть высокая, прежде чем выпрыгнуть они присаживались и прыгали, хотя сразу надо быть на полусогнутых. В момент удара нельзя двигаться.

Хук вот говорит: «Знаешь, что важно в наших тренировках – пас от защитника. Это очень важно». И он тоже это часто повторяет. Потом приехал и тоже смотрел наши упражнения, а мы делаем одно простое упражнение: пас отсюда, обработка и пас вот сюда [Кафанов рисует на бумаги схемы перевода мяча от полевых к вратарю и в другую зону]. Потом начал смотреть, какие передачи бывают: по земле удобные, бывают вот сюда неудобные, мяч прыгает, либо прыгает в сторону, средние передачи бывают отсюда [продолжает расчерчивать зоны, откуда вратарь получает мячи], длинные. И мы набрали с ребятами девять категорий передач разной сложности и с разного расстояния, которые нужно обработать и отдать пас. И у нас на это уходит целая тренировка – это где-то 1 час 20 минут. Я понял, что это действительно важно.

– Насколько для вас важен рост вратаря?

– Как-то был семинар в Испании на эту тему и мне разрешили там присутствовать. У нас был тренер по физподготовке Рауль, он позвонил испанцам – меня пустили. Они стали вычислять простым способом и взяли всех вратарей чемпионата мира, возраст и их рост. Получилось, что идеальный вратарь – это 29 лет и рост 188,5 см. Под такой типаж подходят Уго Льорис, Яспер Силлессен, к примеру. И мы искали среднее, вот Сослану в это время как раз 29 лет было и 189 рост. В тот момент он подходил под эти параметры, а год у него был лучшим в карьере. Но нельзя говорить, что данные должны быть только такими. Важна и структура мышцы: быстрые, взрывные.

– Структуру мышц вратаря возможно понять только в игровой ситуации, медицински невозможно?

– Нет, только в работе. Они с виду могут быть одними, но в итоге долго сокращаются.

– Быстроту невозможно натренировать?

– Да, но есть определенный уровень, который можно поднять. Но не глобально. Если вратарь медленный, то ты ничего не сделаешь. Только на определенный уровень, потому что есть потолок.

– У вратарей ведь свой план тренировок. Какие отличия и каков процент от общей работы с командой?

– Основная работа идёт на тренировках, а после неё остаёмся. Но есть индивидуальная работа, у каждого вратаря свои недочёты и задания у них разные. Что касается физических упражнений, то накануне команда была в зале и работала там, а вратари на поле с резиной. Физически готовить игроков научились все и это самое простое. Но для вратаря это индивидуально.

Например, Хук говорил, что он может посмотреть на вратаря и сказать, какие мышцы у него сильные и какие слабые. Есть два вида прыжковых мышц: это бедро, стопа и икроножные мышцы – это взрывная часть. Ранее этого просто не знал, честно скажу. Когда мы работали в «Ростове», то когда Сослан пришёл, почему-то он не успевал дотянуться до мяча, когда прыгал. И тогда на ум пришли эти слова. У Джанаева четырехглавая мышца сильная, а стопа слабая. И так же у Вани сейчас. Выходной у команды есть, но не у Коновалова. Кроме скакалки каждый день он на ступеньках на базе на одной ноге должен запрыгнуть – три раза по сто прыжков. Плюс еще несколько упражнений. Ему надо подтягивать стопу, как и Сослану в своё время, чтобы дотягиваться. Вот такие нюансы.

Сослан Джанаев / фото: Сергей Елагин, БИЗНЕС Online


– Это очень интересно...

– И это очень важно. Координацию тоже можно натренировать. В «Ростове» у нас был вратарь Комиссаров, у которого карьера начиналась блестяще: «Спартак», сборная, а потом пропал, как это часто бывает, к сожалению. Он себя не реализовал. И вот когда он в «Ростов» пришёл, был очень закрепощенным. У нас был батут в парке на базе и мы дали ему задание ходить на батут и научиться делать все эти кувырки в воздухе. Это казалось невозможным. Прошло время и он мне прислал видео, где делает эти кувырки отлично. Уровень координации можно поднять, много гимнастических упражнений, но батут самый лучший. Мы делаем и колесо, стойку на руках с кувырком, разные, а после батута вратарь может в прыжке владеть корпусом и перевести мяч, приземлиться, как он хочет, как ему удобно. И корпусом, ногами работать в воздухе – батут это даёт.

– Это ваша находка?

– Сами это делали, ещё когда у Курбана Бекиевича играл. Он на сборах всегда делал батуты и самые простые пять упражнений: подпрыгнул и на коленки, прыжок и приземление в позе сидя, затем на спину, на живот и потом кувырок. Это не получалось сначала ни у кого, но к концу сборов мы делали всё это очень легко и это действительно помогало.

– Джанаев выглядит физически очень крепким. Как он работает?

– Да, у него фигура спортивная, но он не качается. Сколько я его знаю, он вообще не ходит в тренажерный зал. Наверное, это было заложено в детстве, потому что в Осетии все любят футбол и борьбу. Недавно там был матч в честь юбилея чемпионства «Алании» и там столько вратарей приехало: Заур Хапов, Джанаев, Габулов, Хомич, Гудиев и так далее. Их там семь вратарей. И это без Черчесова и Мандрыкина. Извиняюсь, если кого-то забыл. И каждый играл в премьер-лиге, представляя такую маленькую республику. Вратарь – ответственная позиция, а осетины вообще люди ответственные. У меня много друзей среди них и это люди очень порядочные.

– Ментально и личностно вам важен характер вратаря и его человеческие качества?

– Мы всегда в «Рубин» выбирали людей в первую очередь обращая внимание на человеческие качества. Любого вратаря перед подписанием мы вели как минимум год-полтора и информации собирали очень много. Козко – первый, кого мы подписали. Вёл его 2,5 года. Он мне нравился, когда ещё в ВШТ учился. Поэтому когда встал вопросы о вратаре и мы собирали команду, попросил Курбана Бекиевича его пригласить.

– В чём его функции как тренера?

– Как тренер мне он сейчас очень помогает и у нас получилось то, что в Европе давно реализовано – по 2 - 3 помощника тренера вратарей. У нас это с 2013 года. Например, у Джанаева после травмы одна программа тренировок, у других – другая. После игры с теми, кто играл, другой план работы. И когда в двухсторонке двое играют, с двумя другими нужно работать. Здесь помощник всегда необходим, чтобы никто не простаивал.

«ЗА МНОГИЕ ГОДЫ ФУТБОЛ ПОМЕНЯЛСЯ, НО ТОЛЬКО НЕ СТАНДАРТЫ»

Виталий Кафанов и Курбан Бердыев / фото: Сергей Елагин, БИЗНЕС Online


– В «Рубине» вы отвечаете и за стандаратные положения. Это всегда было?

– Я сразу этим занялся ещё в Смоленске у Бердыева. Первая же статья была о том, что с ним приехал тренер по стандартам Виталий Кафанов. Тогда ещё их не было.

– Все тренеры вратарей занимаются стандартами?

– Чаще всего. Франс Кух говорил, что он тоже занимается этим в клубе и в сборной. В сборной России тренер вратарей Гинтарас Стауче тоже отвечает за стандарты.

– Есть какие-то тенденции и изменения, какие-то тренды?

– Недавно говорил ребятам об этом: в 2000 году мы приехали с Бекиичем в Смоленск и я начал заниматься стандартами, прошло уже почти 19 лет и есть с чем сравнивать. И за эти годы футбол сильно поменялся, но только не стандарты. Как было, так и осталось, если взять то, что было десять лет назад и двадцать – никаких изменений. Есть определенные зоны, откуда чаще забивают, и очень важна передача – это 90 процентов успеха. В этом смысле нам везло: начинали Бояринцев, Чижек и Калисто, потом Домингес – он мог как рукой подать в любую точку, в «Ростове» Калачёв – один из лучших подающих, и мы забивали много со стандартов, потому что Тимофей исполнял хорошие передачи.

– Насколько важен фактор ошибки?

– Можно идеально расположиться, идеально исполнить передачу – это не гарантия гола, но гарантия голевого момента. Как минимум это будет опасная ситуация. Моделировать ошибки соперника можно, если они системные. Перед игрой идёт анализ и игры соперника при стандартах в том числе. Если три раза повторяется одна и та же ошибка – это уже система. Меньше – нет.

– Кто в России лучше всех играет на стандартах?

– В прошлом сезоне на первом месте по голам был «Ахмат», затем «Урал», «Локомотив» и «Рубин», согласно Instat. Пропустили мы 4 мяча и обидно, что два – с аута. То есть, при штрафных и угловых справляемся. Один с углового от «Ахмата», да и то когда ребята новенькие вышли после замен.

– «Ливерпуль» нанял тренера по аутам. Может, в этом новое веяние?

– В этом есть потенциал. Если поднять данные, то в 2008-м или 2009-м «Рубин» с аутов забил шесть мячей. Это за один круг, а во втором как отрезало. Да, ауты – это потенциал для забивания голов. В прошлом сезоне мы забили после аута в Уфе. В среднем команда бросает 20 аутов за матч.

– Стандарты – это шанс больше для тех команд, которым не хватает мастерства?

– Есть команды, которые уделяют этому очень много внимания, это сразу видно, когда готовишься к игре. Таких команд становится всё больше. В какой бы зоне ты не бросал аут, тебе пытаются не дать выйти и тренируют выход против тебя. Варианты разные и бывает очень сложно. В Лиге чемпионов мы это особенно почувствовали и нам легче было в России. Просто так в Лиге чемпионов с аута сам не выйдешь. И накрыть очень сложно – настолько высокое мастерство игроков, бросают под дальнюю ногу и могут развернуться, выйти и что угодно сделать. Бесполезно накрывать.

– Это наработки или уровень мастерства просто выше?

– Мы изучали и, насколько я знаю, в командах такого уровня тренеру нужно один раз показать и игроки будут делать. В «Баварии» и «Атлетико» настолько уровень мастерства игроков высок, если даже один раз они выпустят, во второй уже не получится. Тренер при этом не будет им кричать, игроки сами всё увидят и поправят. На стандартах с ними очень тяжело. Чем выше уровень команд, тем выше уровень интеллекта игроков. Им достаточно один раз сказать.

– Осенью и весной стандарты в России ведь особо не потренируешь...

– Но мы всё равно тренируем, просто меньше времени на это тратим. Как-то я был на стажировке в «Валенсии» и там тренер вратарей Очоторена, который работает и в сборной Испании, работал вместе с Эмери и проводил тренировку, когда было очень холодно. 45 минут на холоде. Наши бы уже замерзли, но эти стоят, их за руку водят, объясняют.

– В «Рубине» сейчас тоже приходится за руки водить?

– Как только новая команда создаётся или приходят новые игроки, надо опять всё заново. С каждым туром сейчас всё лучше. Главное, чтобы игроки поняли, насколько важны стандарты. В «Ростове» получилось так, что у нас шли стандарты и подачи Калачёва те же. Если я правильно помню, мы из 40 голов 24 забили после стандартов. Это 60 процентов. Мы разбирали каждый стандарт, ещё и подачи удавались, были исполнители. И игроки поняли, что можно даже неудачно играть, соперник может быть сильнее, но если сыграешь строго в обороне и за счет стандартов преуспеть. Можно просто на одних стандартах выигрывать. Первое время игроки не понимают этого, где бы мы не начинали. Есть те, кто знает, относятся к этому очень серьезно, требуют с других. Не только мы требуем, но и они друг с друга – это тоже очень важно, когда они между собой это обсуждают и приходят к этому. А когда они это понимают, то уже идут на стандарты именно забивать, а не просто так.

– Подачу натренировать можно или всё всегда зависит от исполнителя?

– Можно, но не такую, как у Калачёва. Разница в чем: Тимофей из 10 подаст 10, а другой 5 или 7. Хуже, но и с этим можно набирать очки. Кому-то на тренировке нужно больше времени, кому-то меньше. Приведу пример: когда у нас не было подающего в «Рубине», Бекиич подозвал Бояринцева. А Денис вообще не умел подавать! Потом только начали говорить, что он исполнитель и мастер стандартов. А тогда ему сказали: «После каждой тренировки остаешься и подаешь 20 - 30 раз». Он оставался и подавал – и пошло. А ведь до этого он не мог, просто его Бекиич выбрал. 

– Сейчас есть те, кто так же остается?

– Да, есть. Есть тренировки, который специально посвящаем стандартам. Кто-то остается после и отрабатывает дополнительно. Кроме подачи есть ещё и синхронные действия группы игроков, которые тоже важны.

– Насколько часто приходится повышать голос, напихать кому-то?

– Никогда не повышал. Всегда к игрокам отношусь с уважением.

– Вы всегда выходите во время матчей при стандартах в техническую зону с подсказками. Удаётся докричаться?

– Мы же говорим, какой вариант стандарта разыгрываем и при обороне кто и в какой позиции находится. Так что это не крик в пустоту. Игроки всегда смотрят на скамейку на нас во время стандарта и есть всегда ключевой игрок, который говорит вариант розыгрыша. В «Ростове» это был Гацкан, в прошлом сезоне это был Оздоев, а сейчас – Могилевец или Коновалов. Берём игрока, который на поле и ответственный. Иногда они сами решают, какой вариант разыгрывают, я тоже подсказываю, так и остальные игроки должны знать.

– Сколько таких вариантов розыгрыша стандартов у вас есть?

– На каждую игру берем где-то 3 - 4 варианта, потому что больше не запоминается. Игроки иначе просто запутаются. Это всегда один вариант, который постоянно исполняется и два других – в зависимости от соперника и стиля его игры, играет он в зонах или персонально, есть ли у него какие-то конкретные слабые места.

– Но это же для многих не секрет и базово многие это знают? Игроки меняют команды и могут рассказать другим тренерам, так и наоборот.

– Да, когда ты играешь против команды, а у нас есть игрок, который там играл, то он всё рассказывает и наоборот тоже. Мы с этим сталкиваемся. Пытаемся узнать, кто опаснее, кто хуже, кто лучше играет головой.

– Получается, с «Ростовом» вам было проще всего: пока единственный гол со стандарта забили им...

– Был ещё гол ЦСКА, пусть и с доигровки вторым темпом. Вообще с доигровки шансов ещё больше забить. Перед обычной подачей игроки играют плотно, но, когда мяч уходит, многие теряют позицию, выходят из штрафной. Доигровка – очень важный момент и тоже тренируется.

«НЕЛЬЗЯ ПОКАЗЫВАТЬ ВРАТАРЯМ, КТО ИЗ НИХ ВТОРОЙ, А КТО ТРЕТИЙ»

Виталий Кафанов / Фото: Сергей Елагин, БИЗНЕС Online


– Три самых сильных вратаря в России?

– Те, кто были сейчас на чемпионате мира. Будет нелогично, если я отвечу иначе.

– Габулов в тройке?

– Никого обижать не хочу. Обойма сейчас очень большая и я посчитал – это 9 вратарей. Кроме Гилерме так получилось, что я со всеми работал во второй сборной. Я не могу кого-то выделить. На конкретном этапе кто-то лучше, кто-то хуже, но они все очень достойные вратари и люди. Говорю так не потому, что я кривлю душой. Так и есть. К примеру, представляю, если бы я сейчас был на какой-то момент в роли тренера, мне бы нужно было выбрать – это очень сложно. Игорь – да, Лунёв – да, но всё остальное… Сейчас вызвали Гилерме и Шунина – они заслужили. Антон и прошлый сезон хорошо провел, Гилерме стал чемпионом. Да, добротный вратарь есть в каждой команде.

– Как справляться с вратарём, роль которого быть третьим? Там важны игровые качества или нужен человек, который не будет нарушать атмосферу?

– На своем примере могу сказать, что когда есть явный первый номер, то тренер старается не показывать оставшимся, кто из них второй, а кто третий. Они в заявке оба и никто не знает, кто выйдет. Они узнают только когда сломается основной вратарь. Каждый из них считает себя вторым. Тренер не должен давать им повода считать иначе, если только это не совсем молодой мальчишка.

– Сейчас из-за травмы Джанаева вы показали, кто второй все-таки...

– Сейчас показал, да. Пришлось! Акмурзин тоже готов и очень хорошо работает. Хорошо провел матчи и таймы на сборах. Он в хорошем состоянии. И у нас действительно был трудный выбор, кого поставить: Тимура или Ваню. Они приблизительно одного уровня.

– Сейчас у вас четыре вратаря в команде – это не много?

– Для тренировок и упражнений – нет, две пары работают. Четыре или три – разницы нет, но, конечно, три вратаря – оптимальное число. Почему мы подписали Бабурина? Сослан получил такую травму, заявка заканчивалась и если бы это повреждение было тяжелым, то у нас не было бы возможности взять ещё одного вратаря.

Бабурина нам предложили посмотреть на сборах и мы были не против. Мне было интересна судьба Егора. Он же до сих пор является самым «сухим» вратарем России: сыграл пять матчей «на ноль» за «Зенит» и пропал. Мне всегда было интересно, и я у его тренера Бирюкова спрашивал, как он и где. Он прошел тот же путь, как и многие молодые, которые резко начинают и потом начинается спад. Может быть, где-то себя переоценил. Егор – хороший вратарь. Сейчас у него тот период, когда копилочка полная и он уже готов себя реализовать. Мы его просмотрели и по всем параметрам он нас устраивает.

«МЕСЯЦ ИЛИ ДВА НАЗАД ДЕ ХЕА БЫЛ ПЕРВЫМ В МИРЕ»

Давид де Хеа / фото: Сергей Елагин, БИЗНЕС Online


– Лучшие вратари мира по вашей версии?

– На сегодняшний день? Потому что сегодня может быть так, завтра иначе. Этот рейтинг изменился из-за выступлений Германии на чемпионате мира и неудач Италии. Но они там всё равно и Нойер, и Буффон, конечно, Куртуа, ну и Льорис. Выделил бы вот этих четверых.

– Давид де Хеа выпал из топа?

– На сегодняшний день. Ещё месяц или два назад он был бы первым или вторым.

– Кто будет сильнейшим в мире в ближайшие годы?

– Я бы де Хеа все-таки не исключал из числа лучших. Да, он неудачно выступил, не на том уровне, но все же. Куртуа незаметно подкрался к этому статусу.

– Кейлору Навасу после трех побед в Лиге чемпионов и приза лучшему вратарю от УЕФА по сути дали понять в «Реале», что он всё равно не подходит им. Как вы видите эту ситуацию?

– В Испании 5 - 6 лет назад был всего один вратарь – Касильяс. Остальные были слабые – так говорили в Испании сами специалисты на том же семинаре, который посещал. Потом за счет роста тренеров и общей испанской школы начали расти вратари во всех клубах. И когда «Реал» выбирал вратаря, то можно было ткнуть в любой клуб первой десятки и взять нормального голкипера. «Реал» много мучился и выбирал, потому что все примерно одного уровня. Наваса мы помним по «Леванте» – «Рубин» против них играл и вратарь как вратарь. На него сделали ставку в «Реале», хоть у него есть и грубые ошибки, но всё равно получилось. Хотя они не считают, что это топ-вратарь. Да, он всё выиграл, но испанцы говорят, что любого поставь из первой десятки клубов и было бы то же самое. Вот такой подход в Испании. Хотя Навас, безусловно, хороший вратарь.

– А чемпионат мира даёт что-то новое сегодня? Является ли ориентиром?

– Выскажу мнение, которое слышал и от многих друзей и коллег, что сейчас клубный футбол сильнее, чем футбол сборных. И последний чемпионат мира показал, что появилось больше команд, которые закрываются. Научились играть от обороны и закрываться. Это первый чемпионат мира, где все надежнее стали играть в защите. Не знаю, с чем это связано.

Вообще вратари на турнире свой уровень подтвердили. Но бывают чемпионаты, где случается много яркого и нового, но прошедший таким не назовешь. Не проходной, но так получилось, что восторжествовала тактика игры в обороне. Очень сложно вскрывать её и поэтому много голов со стандартов, контратак. Стало больше борьбы и единоборств и кто больше их выиграет , тот и чаще всего побеждает. Россия так и играла, ведь в этом её сильные качества, у нас нет звезд. В других команд они есть, но они не смогли себя проявить. Сложнее стало играть.

– Две серии пенальти подряд провёл Акинфеев? Как к этому готовиться и изучать, кто и как бьет? 

– Думаю, мы готовились и смотрели бьющих, к обеим сериям. Как только начинаются матчи плей-офф, все к этому готовятся и на каждого игрока есть данные, кто и куда бьет. Даже не сомневаюсь.


– Вы сейчас к «Химкам» готовитесь к пенальти?

– Мы о «Химках» пока вообще не думаем. Мы сейчас думаем только о «Енисее». Будем думать о Кубке только после тура.

– Играть будете вторым составом?

– В том и дело, что у нас его нет и в «Рубине» по сути полтора состава. Мы не можем этого знать пока.

– Это хорошо, что количество футболистов не раздуто для атмосферы в коллективе?

– Мы же 13 человек еле набираем. Не знаю. Это всё настолько хрупко, настолько тяжело. Выбора большого нет. Есть в этом и плюсы, и минусы. Не думаю, что в Химках мы сможем играть вторым составом. У нас его просто нет.

– Нельзя не спросить про Сергея Рыжикова, который с обидой покинул «Рубин». У вас есть объяснение этому и вас это как-то зацепило?

– Лучше спросите об этом у Сергея.

ДОСЬЕ «БИЗНЕС Online»
Виталий КАФАНОВ
Тренер вратарей «Рубина»
Дата рождения: 24 мая 1960 года
Место рождения: Ашхабад
Карьера игрока: «Колхозчи» (Ашхабад) – 1980 - 1986, 1989 - 1990; «Сокол» (Саратов) – 1987 - 1988; «Уралмаш» (Екатеринбург) – 1991; «Кайрат» (Алма-Ата) – 1992 - 1993; «Елимай» (Семей) – 1994 - 1995; «Ниса» – 1998.
Карьера тренера: «Кристалл» (Саратов) – 2001; «Рубин» (Казань) – 2002 - 2013; сборная Казахстана – 2014 - 2015; «Ростов» – 2015 - 2017; с 2017 года в «Рубине».
Достижения в качестве тренера: чемпион России (2008, 2009), чемпион Казахстана (1992,1994,1995), серебряный призёр чемпионата России (2016), бронзовый призёр чемпионата России (2003, 2010), обладатель Кубка России (2012).

Читайте еще
Комментарии
  • Анонимно

    Классное интервью, вопросы и ответы все интересно и грамотно. Что приятно никакой желтизны.

  • Анонимно

    Как можно было сделать такое скучное вью с таким интересным человеком

    НОЛЬ острых вопросов

  • Анонимно

    С удовольствием прочитал интервью

    Кафанов –профи

  • Анонимно

    Здравствуйте Виталий Витальевич! Обращаясь к Курбану Бекиевичу, я всегда подразумевал и Вас. Вы занимаетесь не только с вратарями, стандартами, но и в целом - тактическим рисунком игры команды в зависимости от соперника и других факторов. Поэтому и хочу к Вам обратиться. Я являюсь болельщиком нашей команды и мне не безразличен не только результат, но и само действо. Победа при скучной игре - это больше поражение. Страдает имидж команды. Очки - это хорошо для счетоводов. А для болельщика важен красивый футбол и спортивный дух команды, или её менталитет. Мы не избалованы большими достижениями. Рубин - это не Реал или Барселона. Не - гранд. И мы это понимаем. Болеем за своих! И нам хочется видеть своих - достойными при любом результате. Вы можете помочь быть им такими! В фильме "Укрощение огня" С.Королёв поломал конструкцию заведомо устаревшей ракеты. Чтобы прорваться в космос. Если для нас в футболе космос - это Европа, то и нам надо менять конструкцию игры. Считаю, что команда играет в много затратный футбол. Многие игроки выполняют дополнительные нагрузки, которых можно избежать. Прежде всего - это нападающие. Их задача - забивать и прессинговать на половине поля противника. Оказывать постоянное давление на защитников и опорных полузащитников. Лучшая защита - это нападение. Не мной придумано. Тогда и не будет Д.Полоз в конце игры в полу обмарочном состоянии. По полю "бегать" должен мяч, а не игроки. Контроль мяча на своей половине поля - ещё не повод считать, что у команды преимущество. А поперечные пасы и пасы своему вратарю являются угрозой их перехвата с последующими неприятностями. Х.Байрамян в матче с Зенитом показал, что не надо пытаться удерживать мяч любой ценой. Проще было его выбить с поля. П.Могилевец - трудяга, но лучше пусть «трудягой» будет мяч, а продольные передачи вперёд заменят быстроту ног хорошего полузащитника. В конце игры он будет выглядеть по-свежее. Сколько мы пропустили в конце игр? На последнем чемпионате мира сборная Франции применила тактику «арбалетной» игры. Я назвал её так. Когда быстрый нападающий рвётся к воротам соперника, а за ним следом летит мяч. Как две стрелы, соединяющиеся в одну. Эту функцию выполнял Мпаббе. У нас есть аналоги. Это Д.Полоз и С.Азмун, обладающие достаточной скоростью. Может быть, П.Могилевец и Х,Байрамян. А скопление в своей штрафной до восьми игроков – это большая ошибка! Игроки мешают друг другу, находятся в пассивном состоянии, перекладывая ответственность друг на друга, и это приводит к тому же много затратному футболу. Хотелось бы увидеть что-то новое и при стандартах. Вооружите команду дальними прицельными ударами, как при К.Нобоа. Говорят, одна голова – хорошо, а две лучше. Но я думаю, что чем больше заинтересованных голов – тем лучше! Спасибо, что прочитали комментарий. Всего вам доброго в Вашей деятельности и здоровья! Успехов!
    Николай Иванович.

    • Анонимно

      Прочитал начало Вашей статьи и сразу возник вопрос - предпочитаете смотреть игру "Рцбина" "от обороны" в Лиге Чемпионов или "остроакакующую" в пердиве ? Любой тренер "пляшет" от исполнителей, а уж советовать в тактике Бердыеву - последнее дело.

  • Анонимно

    Владислав, Айрат, спасибо за интересное интервью. Кафанову спасибо. Профессионал с большой буквы

Анонимно Авторизация