sport.business-gazeta.ru

Джеймс стал молчать. Так ему посоветовал бывший советник Шварценеггера

Изменение, которое никто не заметил.

В начале недели стало известно, что Леброн Джеймс перешёл в «Лос-Анджелес Лейкерс». Прошло три дня, и Джеймс не дал ни одного интервью, не сделал ни одной записи в соцсетях, где бы объяснил свою мотивацию. Если в 2010 году форвард объявил о переходе в «Майами» в прямом телеэфире, то сейчас всё ограничилось скучным пресс-релизом от агентства Klutch Sports.

Недавно Sports Illustrated расписал, чем Джеймс занимался последние полторы недели. Из материала становится понятно, что Леброн действовал очень быстро. Раньше он оттягивал с решением по новой команде и неделями замораживал весь рынок. В этом году форвард покинул «Кливленд» 29 июня, а уже 1 июля объявил о переходе в «Лейкерс».

24 июня через две недели после финала НБА, Джеймс провёл несколько встреч с «ближайшими советниками» и в этом кругу определил команды, которые бы устроили его семью. Ими оказались «Хьюстон», «Филадельфия», «Лейкерс» и «Кливленд». Джеймс дал указание своему агенту Ричу Полу изучить предложения клубов и затем улетел с семьёй на остров Ангилья.

Спустя пять дней, 29 июня, частный самолёт Джеймса приземлился в Лос-Анджелесе. Встретившись с Полом дома в Брентвуде он распланировал переговоры с «Кэвс», «Сиксерс» и «Лейкерс» – судя по всему, к этому времени вариант с «Хьюстоном» уже не рассматривался. Больше всего внимания Леброн уделил «Лейкерс». Он позвонил Кобе Брайанту, а потом пригласил домой президента «Лос-Анджелеса» Мэджика Джонсона. Мэджик пришёл в тот же день.

Джеймс объяснил Джонсону, что не хочет торопить события (хотя ему 33), и для него непринципиально, будет ли он первым звёздным подписанием команды или нет. Ранее «Лейкерс» не смогли заполучить Пола Джорджа, который остался в «Оклахоме».

На следующий день Джеймс завтракал с женой в ресторане Брентвуда. Неожиданно к ним заехал кандидат на пост губернатора Калифорнии от демократической партии Гавин Ньюсом, а потом бывшая первая леди Калифорнии Мария Шривер. Несмотря на большое количество вопросов, Леброн так и не сказал, в какую команду перейдёт. Возможно, потому что не знал сам. Вечером он отправился в аэропорт Ван-Найс. Поднимаясь по трапу в самолёт, Джеймс позвонил своему агенту и сказал «Связывайся с «Лейкерс».

Уже ночью Леброн приземлился в Европе. Где именно – не уточняется. SI уверен, что от Леброна не стоит ждать каких-либо разъяснений минимум месяц. Такое молчание – полная противоположность тому, что было в 2010 году. Кажется, что у Джеймса не было никакого плана и решение было принято спонтанно.

Но это вряд ли.


После 2010-го Леброн назначил своим консультантом Адама Мендельсона. Это автор многих известных книг – в том числе про то, как евреи разбогатели в Америке – и бывший пиарщик Арнольда Шварценеггера, когда тот был губернатором Калифорнии. В американских СМИ Адама описывают как «кризис-менеджера», который решает серьёзные репутационные проблемы. Как раз с такой Леброн столкнулся после перехода в «Майами». Он рассказывал, что из-за «Решения» ему пришлось оказаться на «другой стороне» и превратиться из The Liked One в злодея. В рейтинге Forbes самых ненавистных спортсменов Джеймс тогда занял второе место.

С новым советником Леброн пересмотрел своё отношение к СМИ. Во-первых, он создал свою медиаплатформу The Uninterrupted («Непоколебимый») и именно там делает все самые важные заявления (например, сделал скандальное заявление, что Дональду Трампу «вообще похеру» на американцев). Во-вторых, он практически не даёт эксклюзивных интервью, как политик, и предпочитает давать разъяснения по оперативным вопросам на пресс-конференциях, тоже как политик. Как раз на конференциях мы узнали про фотографическую память Джеймса и про то, что в финале он играл с переломом руки.

В-третьих, Леброн просто ограничил круг журналистов, с которыми готов общаться. С избранными он старается наладить обычные человеческие взаимоотношения. Журналист ESPN Брайан Уиндхорст - один из главных инсайдеров по Леброну, рассказал The Ringer забавную историю с третьего матча финала НБА этого года. Уиндхорст расположился в раздевалке «Кэвс» так, будто он записывал интервью с Кевином Лавом. На самом деле, он наблюдал за местом, где должен был пройти Леброн к душевой.

Джеймс поймал взгляд Уиндхорста и сказал ему: «Хочешь узнать, хромаю я или нет?», словно прочитав мысли. Брайант потерял дар речи и смог только кивнуть в ответ. «Думаешь, я тебе показал бы?» – посмеялся Леброн.

Перед финалом Леброн записывал интервью с Рэйчел Николс из ESPN. По регламенту лиги, такой разговор мог длиться максимум десять минут. Когда они перешли этот барьер, Джеймс сказал: «Всё нормально. Когда я и Рэйчел вместе, мы можем говорить и 60 минут. Нам есть что обсудить». В первый раз Рэйчел брала интервью у Джеймса, когда тому было 17 лет.

Некоторых журналистов Леброн и вовсе называет «жёнами». Это Джейсон Ллойд из The Athletic, Джо Вардон из Cleveland.com и Дэйв Макменамин из ESPN. «Где мои три жены?» – спросил Джеймс после одной из игр весной. Эта троица может связаться с баскетболистом в любой момент. Он не всегда говорит под запись, но всегда готов дать доверенному журналисту свою точку зрения – так как потом этот журналист, осознанно или нет, перенесёт позицию Леброна в свой материал.

Если Леброну задаст каверзный вопрос журналист-новичок, он под предлогом «Я тебя вижу впервые» не даст ответа и затем наведёт справки, что это за журналист. «Старичкам» же Джеймс не отказывает. «Он не говорит нам: «Вы должны меня защищать». Он просто понимает, что если возникают трудные вопросы, на них рано или поздно придётся ответить и лучше всего это сделать в обстановке, где тебя готовы выслушать», – объясняет Николс.

Фото: Gregory Shamus, gettyimages.com


В 2015-м Леброн спросил у Макменамина, приходится ли ему каждый раз прилетать в Кливленд, чтобы посещать матчи, открытые тренировки, брать интервью. Джеймс знал, что раньше журналист работал только в Лос-Анджелесе. «Нет, я переехал сюда, чтобы писать о тебе», – ответил Дэйв. Леброн показал на себя и сказал «Майами». Затем обратился к Джей Ар Смиту: «Нью-Йорк». Указал на Макеменамина и сказал: «Лос-Анджелес». А в конце заметил: «Мы все здесь ради одной цели». Макменамина очень тронуло, что Леброн поставил его в один ряд с собой.

Через такие моменты Джеймс показывает, что он понимает СМИ и способен влиять на прессу и телевидение. Если раньше журналисты считали Леброна заносчивым и с радостью полоскали при каждой неудаче, то теперь уважают, считают своим и при необходимости снижают градус критики. Если раньше болельщики сжигали майки Леброна, то теперь с радостными криками изображают его предматчевый ритуал, а в самом Кливленде тихо как никогда.

И самое интересное, что Джеймс добился этого простым молчанием. Ему не нужно было попадать на обложку, не нужно было идти на телешоу – достаточно было быстро принять решение и исчезнуть. The Ringer пишет, что в этом году Леброн стал постепенно отдаляться от журналистов – даже от тех, кого знал давно – и это рискует стать трендом.

Колин Коуэрд с радио-шоу The Heard подметил, что сейчас Леброн переходит в стадию mogul – так называют важных людей в поп-индустрии, которые уже доказали своё величие, заработали миллионы, купили всё, что хотели купить, выиграли статуэтки, чемпионские титулы и прочее. «И большинство таких людей в индустрии технологий, кино, развлечений, спорта оказываются в Лос-Анджелесе», – добавил Колин. Переходом в «Лейкерс» Леброн втиснулся где-то между Илоном Маском и Леонардо ди Каприо, а это уже другой уровень риторики и менее дружелюбные отношения со СМИ.

Читайте еще

Комментарии
    Комментариев нет
Анонимно Авторизация