sport.business-gazeta.ru

Глеб Гальперин: «На Олимпиаду наша команда поехала «никакая»

В конце августа в казанском дворце водных видов спорта впервые проходили учебно-тренировочные сборы школы по прыжкам в воду Глеба Гальперина. В интервью «БИЗНЕС Online» двукратный призёр пекинской Олимпиады рассказал, почему выбрал Казань в качестве места проведения сборов, как он характеризует казанских прыгунов в воду и как оценивает итоги выступления российских прыгунов в воду в Рио.

Глеб Гальперин
Фото: mosdive.ru

«В КАЗАНИ ОТЛИЧНАЯ БАЗА ДЛЯ ПРОВЕДЕНИЯ СБОРОВ»

– Глеб Сергеевич, расскажите, кого вы привезли на сборы в Казань?

– Здесь мы находимся в рамках предсезонного сбора перед сезоном, который стартует в сентябре. Я работаю директором специализированной школы по прыжкам в воду МГФСО и возглавляю федерацию прыжков в воду города Москвы. В числе участников сборов – учащиеся нашей специализированной школы, юные прыгуны в воду из Москвы, победители и призёры первенств России, а также любители прыжков в воду из школы «Флайдайвинг». Это наше детище, позволяющее взрослым людям, которые в детстве не занимались нашим видом спорта, ощутить его прелесть и красоту. В целом, это представители трех команд, общим количеством в 90 человек. Это количество занимающихся на сборах, заставляет называть их беспрецедентными, поскольку для нашего вида спорта такие цифры – это очень солидно.

Почему мы выбрали Казань? Все-таки, в нашей группе 90 процентов составляют юные спортсмены, и этот сбор они проводят на одной из лучших для прыжков в воду российских баз. Здесь отличный бассейн, в котором на прошлогоднем чемпионате мира выступали лучшие прыгуны мира, и есть все необходимое для проведения именно предсезонного сбора.

– Где живете?

– В деревне Универсиады, в десяти минутах езды от дворца водных видов спорта. Первоначально планировали проживать в гостинице при ДВВС, но потом решили, что нашим детям нет смысла безвылазно жить в четырех стенах. А эти поездки от деревни Универсиады до бассейна позволяют еще познакомиться с Казанью, там они еще могут погулять, развеяться.

Наладить взаимоотношения с Казанью мне помогли частые поездки сюда. У нас налажен контакт с министром спорта Владимиром Леоновым, с ректором Поволжской академии спорта Юсупом Якубовым, с руководителем Дворца водных видов спорта Альбертом Багаутдиновым. И, конечно, мы благодарим их за столь радушный прием. Мы стали первыми из российских регионов, кто приехал сюда на сборы, и, думаю, станем далеко не последними.

– На том самом чемпионате мира в Казани, вы были, что называется, среди участников. Руководимая вами группа прыгунов в воду развлекала публику в перерывах. С этой деятельностью вы закончили?

– Нет, группа для проведения шоу-программы есть, но работать негде. Когда я шел в руководство федерацией Москвы, став вице-президентом федерации прыжков в воду России, то хотел воплотить в жизнь множество идей, в том числе привнести в прыжки в воду элементы шоу, сделать соревнования более зрелищными. В итоге мы воплотили такую идею шоу-программы на Мировой серии по прыжкам в воду 2014 года в Москве, потом на чемпионате мира в Казани, первенствах мира.

«В ВИДЕ СПОРТА, КОТОРЫЙ СЧИТАЛСЯ «НАШИМ», МЫ ТЕПЕРЬ СТАТИСТЫ»

– В Будапеште на чемпионате мира-2017 тоже планируете показать?

– Не всё зависит от меня.

– Еще и от президента ФИНА Хулио Маглионе, а также исполнительного директора Корнеля Маркулеску, а они, наверняка, видели вашу программу.

– Да, видели, всем очень понравилось. Но уже на последней Мировой серии 2016 года нашей программы не было. Если руководству FINA понадобится наша команда, то мы с радостью там выступим!

– Вы вице-президент федерации прыжков в воду России. Почему не ездили в Рио?

– Если честно, я вообще не самый частый гость даже на нашей спортивной базе «Озеро Круглое», как и многие другие наши известные спортсмены, которые как-то не очень активно вовлечены в происходящие процессы. Видимо, не требуется наша помощь. Что касается присутствия в Рио, на самом деле, я особо и не рвался, поскольку сейчас занят деятельностью своей школы.

– Значит, можете оценить итоги выступлений наших прыгунов со стороны. Как оно вам?

– Не особо. Что касается наших результатов, то у меня они не вызвали какого-то удивления. Все планомерно шло к тому краху, к которому мы пришли. В виде спорта, который традиционно считался «нашим», мы теперь статисты. Для наших спортсменов теперь счастье просто попасть в финал многих дисциплин. Это печально, и наводит на мысли, что что-то надо менять. Причем, менять надо было не сегодня, а достаточно давно.

– Ознакомившись с вашими записями в соцсетях, я обнаружил, что попытки к переменам в сборной есть. Например, на сбор пригласили шамана.

– (Улыбается). По поводу того, кто у нас находится на сборах, это вообще отдельная история. А там находится много людей, которые, на мой взгляд, ничего нашей сборной дать не могут и не дают. И это не только шаманы, но и приглашенные нынешним руководством сборной друзья из Беларуси. Они были там тренерами, но по каким-то причинам там не понадобились. Зато приехали сюда. Работают, например, массажистами, хотя никакого документа о получении медицинского образования, не имеют. А кое-кто еще и тренирует.

«НАМ НУЖНЫ СПЕЦИАЛИСТЫ ПО ФИЗИЧЕСКОЙ ПОДГОТОВКЕ, АКРОБАТИКЕ»

– Из Беларуси? Помнится, там была хорошая школа прыжков в воду.

– Я это не опровергаю, но, говоря о конкретных людях, я не думаю, что они могут что-то дать сборной России. Мы всегда были в топе, а сейчас оказались на уровне, когда медалей нет, и, скорее всего, их уже не будет. Мир идет вперед, а мы остались позади и предаемся воспоминаниям о советском прошлом. Нам нужны специалисты, люди, знающие акробатику, основы физической подготовки, поскольку сейчас все сильнейшие прыгуны в воду «качаются» по определенным программам, напоминающим кроссфит. Я уже давно об этом говорил, но…

– Но тогда наши прыгуны завоевывали медали, которые мы видели, а ваших слов, возможно, из-за этого, не услышали.

– Если говорить о победе Захарова в Лондоне, то там была проведена сильная подготовка, и было понятно, что Илья готов претендовать на медаль. А потом тренеры сборной планировали на этом запасе еще четыре года побеждать. Был еще чемпионат мира в Казани, где завоевали «серебро» Ильи Захарова, «бронзу» в синхронных прыжках Измайлова и Минибаева, но…Тут много факторов. Медаль в дуэте на домашнем чемпионате мира, где «стены помогают». «Серебро» Захарова – это был некий выстрел. Получается, что пару лет еще попобеждали, а сейчас скатились в пропасть.

А сейчас на Олимпиаде у нас вся команда была «никакая». Я видел глаза Ильи, глаза Евгения Кузнецова, это не глаза людей, готовых претендовать на медаль, заряженных на борьбу. Хотя Илье было трудно найти мотивацию после Лондона, ему возможно надо было предоставить отдых, минимум, на полгода. А у него были сборы один за одним, в 2013 году старты на чемпионате мира, чемпионате Европы, Универсиаде.

Илья Захаров и Евгений Кузнецов
Фото: архив «БИЗНЕС Online»

– Считаете, что его элементарно загнали?

– Да, а это главный тренер должен был предвидеть. В итоге ребята опустошенные. А убрать сейчас того же Захарова и Кузнецова, то мы третий сорт. В прыжках среди женщин мы боремся за попадание в финал, который воспринимаем, как счастье. Такое же положение складывается в молодежной команде. Если раньше, в конце 90-х и начале 2000-х, мы привозили с молодежных первенств Европы с десяток медалей, то сейчас побеждал только Руслан Терновой, по-хорошему, уникально талантливый парень. Мы уже юниорскую Европу проигрываем Англии, Германии, Украине.

«У МОЛОДЕЖИ ВСЕГО ЛИШЬ ДВА СТАРТА В ГОДУ – ЧЕМПИОНАТ И КУБОК РОССИИ»

– Перед Олимпиадой был некий скандал в формировании сборной страны, связанный с тем, что в сборную не взяли братьев Новоселовых – Вячеслава и Евгения. На ваш взгляд, их незаслуженно оставили вне олимпийского состава сборной?

– Не знаю, какое решение принял бы я, окажись на месте главного тренера. Он выбрал Захарова и Кузнецова. Это спортсмены узнаваемые, с мировым именем. Новоселовы в этом плане им уступают. Но, уступают и по тем причинам, что у них нет международных стартов. А то что у нашего ближайшего резерва фактически нет стартов, это проблема. У нас все четыре года, прошедшие с Олимпиады в Лондоне, на соревнования ездила практически одна и та же команда. Захаров и Кузнецов сейчас вне конкуренции, в том числе и потому, что им разрушили внутреннюю конкуренцию. Как не прыгни, ты всё равно номер один.

Что касается нынешней системы отбора в сборную, то она просто непонятна. Возвращаясь к Новоселовым. На мой взгляд, в сборную нужно набирать состав по итогам чемпионата страны. И чемпион России должен ехать на Олимпиаду. А у Новоселовых практически нет опыта международных стартов. У одного из братьев – Евгения, был опыт выступления на Европе, но, опять же, его личного тренера Николая Мамина не привлекают на сборы в национальной команде. Человека, который воспитал, не кого-нибудь, а Ирину Лашко. И на том же чемпионате Европы Новоселова выводил другой тренер, приехавший, как я уже говорил, из Беларуси. Почему? В то же время американцы не боятся возить на международные соревнования молодежь. В итоге, малоизвестные Сэм Дорман и Майкл Хиксон берут «серебро» в синхроне с 3-метрового трамплина. Откуда пришел этот успех? В том числе, и потому, что в Америке берут в сборную по итогам отбора на чемпионате страны, тех, кто сильнее «здесь и сейчас».

Вот ваш прыгун, молодой Никита Шлейхер, для которого старт в Рио стал дебютным на Олимпиадах. Он наберётся опыта и всё у него будет хорошо. А ведь у нас есть молодежь, у которой всего два старта в году. Есть Игорь Мялин, «вышечник», которому всего 20 лет, а о нем все уже забыли. Есть Егор Гальперин, мой младший брат, казанский спортсмен Александр Белевцев. И у всех всего лишь два старта в году – чемпионат и Кубок России. Где этим ребятам набираться опыта?

– Упомянув Белевцева и Шлейхера, вы не сказали об еще одном казанском, с недавних пор, прыгуне – Александре Бондаре.

– Это очень сильный прыгун, безусловно, это будет усилением нашей сборной. Я не могу рассуждать о причинах его перехода из сборной Украины в Россию, это личное дело Саши. Он же женился на российской девушке. Но в сборной должна быть большая обойма, ей требуется конкуренция для дальнейшего роста, а для этого необходимо подтягивать молодежь, чтобы «старички» оставались в тонусе.

«НАШ БЫВШИЙ ТРЕНЕР ЗА ВОСЕМЬ ЛЕТ ВЫВЕЛ АНГЛИЮ В МИРОВЫЕ ЛИДЕРЫ ПРЫЖКОВ В ВОДУ»

– Измайлов и Минибаев еще год назад в Казани стали «третьими» в синхроне с вышки. А сейчас Минибаев начал прыгать со Шлейхером. Что можете сказать о выступлении этого дуэта?

– Дело в том, что практически все последующие старты дуэт Измайлов – Минибаев проигрывал, были грубые помарки. На сегодняшний день Виктор Минибаев наш явный лидер в прыжках с вышки, но, когда он еще год назад захотел сменить партнера, то, насколько я знаю, главный тренер ему в этом категорически отказал. В итоге они даже на Кубке России проиграли. Думаю, что это стало последней каплей, после которой у Минибаева и произошла смена партнера, и он начал прыгать со Шлейхером. Это решение Минибаева, но замечу, что эту смену надо было осуществлять раньше. Они должны были начать спрыгиваться еще с зимы. Опять же, эту возможность должен был предусмотреть главный тренер сборной, который видел, что кто-то в дуэте не «тянет». В итоге замена произошла в преддверии Олимпиады, и у новоиспеченного дуэта был только один предолимпийский старт. Времени, чтобы спрыгиваться не хватило, и они на Играх были «сырые». Два сильных спортсмена, каждый уровня чемпиона мира, за такое время могли бы спрыгаться.

– Как вы считаете, есть перспективы у этого дуэта? Шлейхер живет в Казани, где есть Александр Белевцев, появился Александр Бондарь из Украины. Нет смысла объединиться с теми, с кем тренируешься в одном бассейне?

– По своему опыту выступлений с моим постоянным партнером по синхронным прыжкам Дмитрием Доброскоком, могу сказать, что нет необходимости постоянно тренироваться вместе. Мы, к примеру, жили в разных городах, и тренировались на сборах, которых, кстати, было не так много, как сейчас. Главное – чтобы партнер тебе подходил.

– С чем вы связываете такой шаг вперед, который сделали англичане, где прыжки в воду живы сейчас не «Дэйли единым»?

– Серьезной работой, которая там ведется, в том числе, тренерами из Китая. О том, что нашей сборной необходим тренер из Китая я тоже, кстати, ранее говорил. Нам не хватает собственных знаний, значит, надо позвать того, кто этими знаниями располагает. Не услышали…

– Это одна из тенденций, которые показывает нынешняя Олимпиада, когда мы достигаем побед в видах спорта, где работают иностранцы – в фехтовании, дзюдо.

– Да, именно так. Чего здесь стесняться? Если на зимней Олимпиаде мы усиливали сборную иностранным спортсменом, то на летней на общий успех работают иностранные специалисты. Понятно, что, если у спортсмена есть личный тренер, то и он должен работать с ним в сборной. Помимо этого, требуется, повторюсь, акробат, тренер по физподготовке. А их у нас нет, зато есть другие люди.

– С бубнами?

– Да-да-да. Об этом хорошо написал бывший главный тренер сборной Алексей Евангулов, который открыл и Захарова, и Кузнецова, и начал их подтягивать к составу той сборной страны. Как раз Евангулов и вывел Англию за прошедшие восемь лет на нынешний уровень. Мы говорили о медалях, а я заметил еще, как на вышке получила травму напарница Тони Коуч. Так с ней рядом поставили девочку 1999 года рождения, и она прекрасно заменила. Они шли на медаль, и только последний прыжок не сложился. Это я к тому, что в стране есть резерв, которого у нас практически нет. Уже сейчас нужно понимать что ситуация в российских прыжках в воду критическая, и сейчас нужно принимать меры.

ДОСЬЕ «БИЗНЕС Online»
Глеб ГАЛЬПЕРИН
Вице-президент Федерации прыжков в воду России, президент федерации прыжков в воду города Москвы
Дата рождения: 25 мая 1985 года
Место рождения: Москва
Достижения: двукратный бронзовый призёр Олимпийских игр (2008), чемпион мира (2005, 2007), чемпион Европы (2006), бронзовый призёр чемпионата мира (2005).

Читайте еще
Комментарии
    Комментариев нет
Анонимно Авторизация